Чино Морено оценил каждый альбом Deftones, включая новый «Ohms» 

Когда в конце 90-х группа Deftones, так сказать, вспыхнула, ее часто примешивали к исполнителям ню-метала той эпохи. Но такая классификация никогда не подходила им, поскольку Deftones опирались на гораздо более широкий спектр влияний, чем просто металл или хип-хоп, включая все, от электроники до шугейза и классического альтернативного рока 80-х. Примерно в то время, когда многие из их соратников вовсю крутились на рок-радио, Deftones выпустили «White Pony», шедевр арт-металла, который навсегда изменил их карьеру.

С тех пор Deftones продолжали выпускать альбомы, которые выводили их за рамки металлического мейнстрима. Альбом «Ohms» — их самая сильная работа за последние годы, возвращение к форме, в котором они энергично воссоединяются со своими тяжелыми, хард-роковыми корнями. В каком-то смысле «Ohms» — это буквальное возвращение к истокам группы: именитый продюсер Терри Дэйт (Terry Date), курировавший первые четыре альбома Deftones, вернулся в строй после более чем 15-летнего отсутствия. По словам солиста Чино Морено (Chino Moreno), участники группы также восстановили отношения на личном уровне после несколько разочаровавшего альбома «Gore», проводя вместе больше времени, чем раньше, прежде чем пандемия сделала это невозможным. «Я скучаю по этим парням, — говорит он. — Я не видел никого из них по полгода».

Чино Морено оценил каждый альбом Deftones, включая новый «Ohms»

Чино Морено оценил каждый альбом Deftones, включая новый «Ohms»

Когда Морено попросили творчески переосмыслить работы Deftones, он не стал сдерживаться и откровенно оценил сильные и слабые стороны всех студийных альбомов группы. Однако ясно то, что он остается верным четвертьвековой карьере Deftones. «Все работают на полную мощность, — говорит он. — Среди нас нет никого, кто бы сидел сложа руки просто за компанию».

«Adrenaline» (1995)

«Adrenaline» (1995)

«Adrenaline» (1995)

Это было ну очень давно, мы создали группу будучи довольно молодыми. Были в 10 классе и начали вместе играть в гараже, как друзья и соседи. Я знал нашего барабанщика Эйба Каннингема по школе. И я знал Стивена Карпентера, который жил недалеко от меня, ниже по улице. Мы все катались на скейтбордах, поэтому постоянно тусовались и говорили о музыке. Эйб с детства играл на барабанах, но никогда не состоял в группе. И Стивен тоже не был в группе. Просто у него было где-то около кучи всякого оборудования. Я познакомил этих двух парней, и мы просто начали играть.

То, что в итоге появилось на первом альбоме, на тот момент было делом всей нашей жизни. По сути, это одни из первых песен, которые мы написали. Тот факт, что мы заключили контракт на запись, был довольно пугающим, особенно для меня. Я по-прежнему никоим образом не считал себя певцом или артистом. Я подходил ко всему, в основном, методом проб и ошибок.

Мы, наверное, свели Терри Дейта (Terry Date) с ума, потому что были просто панками-скейтбордистами. Думаю, с нами было тяжело спорить. Я помню, что не мог зафиксировать ни одного слова. Возможно, на трети этой записи нет слов, потому что я очень нервничал. Как автор песен, я не знал, как писать тексты. Я просто придумывал что-то, а он оставлял это себе. Если бы мне когда-нибудь пришлось вернуться к чему-то, это было бы каждый раз по-другому. Наверное, поэтому некоторые записи заставляют меня немного съеживаться.

Думаю, вышло нормально. Может даже хорошо. Это, наверное, одна из моих наименее любимых записей. Моя уверенность как вокалистка вообще не расцвела. Иногда есть красота в том, когда ты не знаешь, что делаешь. Есть в нем очень особенные моменты. Но да, в этой записи я слышу нашу молодость.

«Around The Fur» (1997)

«Around The Fur» (1997)

«Around The Fur» (1997)

Альбом «Adrenaline», очевидно, не был мейнстримовым, но он был достаточно успешным, когда звукозаписывающая компания дала нам возможность записать еще один. В тот момент я почувствовал, что мы выросли. Мы много гастролировали с «Adrenaline», и я чувствовал, что в то время мы были намного лучше. Было гораздо больше уверенности в том, что нам нужно записать этот альбом. Блин, мы сочинили, записали и свели все от начала до конца за четыре месяца. И это учитывая то, что на создание предыдущего альбома, как я уже сказал, мы потратили годы. В этот раз было похоже на то, что мы просто поймали эту энергию, ухватили жар-птицу за хвост.

Нам всем было чуть больше 20 лет, и мы были полны энергии. Я думаю, что когда вы слышите эту запись, это единственное, что выделяется. Вероятно, по этой причине это одна из моих любимых наших пластинок.

«White Pony» (2000)

«White Pony» (2000)

«White Pony» (2000)

Это было совершенно другое животное. Добившись успеха с «Around The Fur», я почувствовал, что мы во многих отношениях находимся в своей наилучшей форме. Но музыкальный климат в то время был по-настоящему испорчен, когда множество групп создавали этот выраженный формулами на основе риффов радио-рок. Я не особо его презирал, но и не был большим его поклонником. Я просто знал, что хочу взять то, что мы только что сделали, с этой уверенной атмосферой, и посмотреть, куда мы можем пойти.

В то время я слушал более электронную музыку, брейкбит, например, записи DJ Shadow, UNKLE, трип-хоп. Больше барабанной музыки. На самом деле все мы были такими. Я думаю, нам всем хотелось немного погрузиться в это и посмотреть, сможем ли мы действительно привнести некоторые из этих звуков в наше звучание. Я помню, как мы гордились этим, когда закончили альбом. Но я также помню, что многим нашим фанатам это не понравилось или, возможно, они не поняли. Они просто спросили: «А где старые Deftones? Где скриминг?» Это был медленный рост, и нужно было многое усвоить.

Я знал, что нам это нравится. Но я не знал, как это впишется в те времена. Если честно, действительно не вписывалось. На радио нас особо не крутили.

«Deftones» (2003)

«Deftones» (2003)

«Deftones» (2003)

Вероятно, это одна из наших самых мрачных записей. К тому времени, как мы закончили гастроли с «White Pony», все уже немного подустали. Потому что со времен альбома «Adrenaline» мы двигались без остановок — сначала гастроли, затем обратно в студию, а потом снова гастроли. На самом деле не было свободного времени. Некоторые из нас приобрели дурные привычки, и действительно иногда казалось, что нас накрыло это темное облако.

Поскольку мы добились успеха с «White Pony» и пошли против течения, я подумал: «О, мы можем просто сделать это снова, просто сделаем еще один отличный альбом». Но такой формулы просто не существует. Что вы вкладываете, то, в конечном итоге, и получаете. На какое-то время это затянуло процесс записи. Что касается музыки, то она мне действительно очень нравится: тяжелая, звучит мощно и очень мрачно. «White Pony» был более фэнтезийным в плане текстов, и не смотрел внутрь себя, а просто описывал всякую случайную ерунду. В этом же альбоме, хотя сами слова и метафоричны, я много писал о том, через что мне пришлось пройти в то время.

Я был немного не в своем уме, принимал наркотики или что-то еще — просто был в темном месте. В этом плане альбом действительно тяжелый. Вероятно, это одна из наших записей, при прослушивании которой у меня возникает странное чувство. Порой мне бывает даже некомфортно слушать некоторые песни с нее.

«Saturday Night Wrist» (2006)

«Saturday Night Wrist» (2006)

«Saturday Night Wrist» (2006)

Эта запись, наверное, у нас самая фрагментированная. Каждый находился в своем собственном царстве. Когда мы его писали, то даже редко бывали все вместе в одной комнате. Чи Ченг играл басовую партию, а затем приходил Эйб и вставлял барабаны. Стивен приходил позже и добавлял гитару, как-то так. Некоторые из треков были записаны в Малибу, некоторые в Нью-Йорке, некоторые в Сакраменто. Кое-что мы записали в доме моего приятеля в Лос-Анджелесе. Как я уже сказал, фрагментированный.

В нашем сознании, возможно, мы думали, что по-крутому используем всякие технологии. Но очень часто мы не были на одной волне. Нам пришлось учиться на собственном горьком опыте. С начала работы над ним и до окончания прошло три года. Это было самое долгое время, которое мы потратили на создание записи.

В какой-то момент я подумал: «Мне нужно убираться отсюда». Я вышел из игры на шесть месяцев и просто ни с кем не разговаривал. У меня уже была законченная запись Team Sleep, и я подумал: «Поеду в тур с ними и тоже протрезвею». Это было то, что мне действительно помогло. Я поехал в Европу, и там не было такого, чтобы я мог просто пойти куда-то и найти наркотики. Я был с теми парнями в группе, они все были довольно нормальными и здоровыми. Я протрезвел и просто выходил и давал концерты.

В самом конце я выбрал, как мне казалось, лучшее из того, что у нас было, и построил на этом пластинку, а в последнюю минуту наложил текст. Альбом действительно так звучит для меня, когда я его слушаю. Может быть, для всех остальных это не так, но я думаю, что для меня именно так, потому что я знаю это, в записи есть это чувство.

«Diamond Eyes» (2010)

«Diamond Eyes» (2010)

«Diamond Eyes» (2010)

Мы все начали действительно хорошо ладить. Снова стали очень близки. Вы знаете настольную игру «Риск»? Мы играли в нее часами. Играли в покер. Сидели и болтали обо всем. И мы действительно большую часть времени просто тусовались. Музыка была чем-то второстепенным. Но я думаю, для нас действительно было важно, что мы снова общались, веселились и все вместе проводили время. Это было здорово.

Где-то посередине всего этого процесса я работал над вокалом (для неизданного альбома «Eros»). Большая часть музыки была готова. И как-то утром мне позвонили и сказали, что Чи попал в аварию. В тот момент, очевидно, группа отошла на второй план. Мы все были потрясены и не знали, каким будет наше будущее. Лишь через полгода или около того, когда Чи все еще был в коме, мы все встретились в нашей студии в Сакраменто, чтобы поговорить о нашем будущем.

И еще до того, как мы завели разговор, все просто подошли к своим инструментам и стали джемовать. С того дня мы начали писать то, что впоследствии стало альбомом «Diamond Eyes». Всем известно, что мы пригласили Сержио Вегу. Он уже заменял Чи раньше, много лет назад, когда тот сломал ногу. Он был хорошим другом.

В итоге это была наша самая быстрая запись из всех, что мы когда-либо создавали. Сочинили за месяц, записали за месяц. Мне действительно казалось, что мы схватили удачу за хвост. В тот момент мы были, наверное, самой сплоченной группой за все время нашего существования. Очевидно, что когда подобная трагедия случается с одним из ваших лучших друзей, с кем вы выросли, это действительно помогает взглянуть на вещи в перспективе.

Я не совсем уверен (выйдет ли когда-нибудь «Eros»). Требуется всего-то взять и закончить его. Каждый раз, когда мы собираемся вместе, то всегда смотрим вперед или создаем что-то в данный момент. Так что это было бы больше похоже на ностальгию. Открыть эти файлы, вероятно, тоже будет тяжело. Эмоционально тяжело. Просто потому, что это последнее, где играл Чи. Я не говорю, что мы этого не сделаем, но мы не строили никаких планов на ближайшее будущее сделать это. Наверное, это самый честный ответ, какой у меня есть.

«Koi No Yokan» (2012)

«Koi No Yokan» (2012)

«Koi No Yokan» (2012)

Ник Рэскаленикс (Nick Raskulinecz) продюсировал «Diamond Eyes», и он отлично поработал, присутствуя в студии и помогая нам вспомнить, чем мы занимаемся. Одна вещь говорит о нас: когда мы пишем песни, то много играем все вместе. Начинаем обыгрывать идею, и через час оказываемся совершенно на другой планете, если только кто-то из тех, кто записывает нас, не говорит: «Эй, вернись на землю на полчасика и послушай, что ты тут сварганил».

Итак, мы сделали с ним еще один альбом, но его не было в студии. Он заканчивал запись Rush, и, я думаю, сразу после нас начал работу над альбомом Alice In Chains. Или наоборот. В самом начале он действительно не слишком часто появлялся, в конце работы над записью тоже не слишком часто появлялся. Мы остались с его инженером Мэттом Хайдом (Matt Hyde). Но мы закончили запись и очень гордились этим.

Мне кажется, что это в каком-то смысле повторение «Diamond Eyes». Мне они кажутся очень похожими. Я думаю, эти записи дополняют друг друга.

«Gore» (2016)

«Gore» (2016)

«Gore» (2016)

Это непростой альбом. Он должен был быть нашим третьим с Сержио и третьим с Ником Рэскалениксом. Но в то время Ник был очень занят. Поэтому мы решили: «Знаете что? Мы просто сделаем все сами. Мы заполучим Мэтта Хайда, который работал над пластинкой „Koi No Yokan“, чтобы он просто помог нам с записью. Но мы сделаем все сами». Это был процесс обучения. У нас не было никакого руководства или кого-то, кто мог бы помочь нам разобраться в том, что мы делаем.

Одна из самых важных вещей, которые произошли, было то, что Стивен своего рода «выписался» из процесса сочинения. Хотя он присутствовал физически, но не проявлял особого интереса к джемованию вместе с ним. Позже, ближе к концу процесса, он отвел меня в сторону и сказал: «Эй, мне жаль, что я не был там мысленно». Очевидно, он через что-то проходил, и его мыли просто были заняты другим. Я понял. Я бывал раньше в таком положении. Не то чтобы я злился на него за это. Но в то же время мы не собирались начинать все сначала и делать еще одну пластинку. Запись вроде закончена, и пусть так и будет. Но самое главное, как мне кажется, в конечном итоге его присутствие не ощущалось так сильно на альбоме, как нам всем хотелось бы.

«Ohms» (2020)

«Ohms» (2020)

«Ohms» (2020)

Как группа, мы все очень хорошо ладили, и нам было весело. Еще до того, как подключился Терри, я просто позвонил Стивену и сказал: «Эй, парень, давай пообщаемся в Лос-Анджелесе. Я прилечу, мы с Эйбом. Давай просто поиграем вместе». Я действительно хотел, чтобы все было так, как когда мы были детьми в гараже, вместе делали что-то из ничего.

Дело не в том, что мы не хотели, чтобы Сержио или Фрэнк Дельгадо присутствовали при этом. На самом деле я просто хотел, чтобы на этом этапе было только ядро группы из нас троих, чтобы мы все действительно оказались на одной волне. Итак, мы начали писать. Мы провели вместе неделю или около того, и у нас появилось несколько идей. Но я думаю, это действительно помогло нам.

Существует некое общественное мнение, будто бы мы со Стивеном не в ладах, понимаете, о чем я? Многие думают: «Этот парень из металла». А я — противоположность этому, и мы всегда идем друг на друга, потому что я хочу одного, а он — другого. На самом деле это не так. Такого было больше, наверное, когда мы работали над «White Pony». Я думаю, что это помогает процессу, потому что есть два человека, которые борются за то, чтобы извлечь максимум из того, что у нас есть.

Он был моим другом с 10 лет. Мы стали старше и живем в разных городах. Мы не тусуемся так часто. Я просто хотел пообщаться с ним. Если мы при этом создадим музыку — отлично. Если нет, то мы просто проведем время вместе. Сближение. Я думаю, что это всегда было сильной стороной нашей группы в целом. Вероятно, мы все еще можем записывать пластинки, потому что у нас дружба глубже, она основана не просто на записи пластинок, понимаете?

Это требует усилий. Это не значит, что вы можете просто встать на свой скейтборд, поехать в дом друга, посидеть на крыльце и поговорить о всяком. Чтобы мы сейчас могли собраться вместе, даже просто посидеть и порепетировать, Сержио должен лететь из Нью-Йорка. Мне тоже нужно лететь, я живу в Орегоне. Так что мне нужно лететь из Портленда. Эйб и Фрэнк... мы летим в Сакраменто или в Лос-Анджелес. Так что или этим двоим тоже нужно лететь, или же Стивену.

Я думаю, это просто приходит с возрастом. Но это то, по чему я определенно скучаю. Скучаю по этим парням. Я не видел ни одного из них полгода. Понятно, что я много разговариваю с ними по телефону. Из-за того, что сейчас происходит, это, наверное, самый длинный период времени, когда я не тусовался с ними.

«Тяжелый» — это нечто субъективное, понимаете? Меньше всего я хочу, чтобы цитировали мои слова «Это наш самый тяжелый альбом!» Первое, что произойдет, это какой-нибудь чувак скажет что-то типа: «Фига с два, чувак! Это…» Понимаете, о чем я? Это вроде как субъективно. Но я чувствую, что в нем немного больше энергии. Я думаю, это связано с тем, что все были полностью вовлечены. Все стреляют на полную катушку. Никто из нас не сидел сложа руки или просто за компанию. Все присутствовали физически и эмоционально, были готовы работать и вносить свой вклад.

Напоминаем, что девятый студийный альбом «Ohms» группы Deftones выходит 25 сентября на Warner Records.

Перевод — Алексей Агафонов. Оригинал статьи на английском.

Понравился материал? Вы можете поддержать сайт, сделав любое пожертвование.

Оставьте свой коментарий!

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.