Deftones: еще раз о днях в гараже

В то время, как Deftones готовы выбраться из своего бункера в Сакраменто, Чино Морено и Эйб Каннингам рассказывают о возвращении к основам с альбомом «Diamond Eyes», любви к настольной игре «Risk» и о давнем желании сотрудничества с группой Mogwai.

Deftones

Deftones

«Я выпил девять чашек кофе и не могу молчать», — резко произносит Эйб Каннингам, барабанщик Deftones — неудивительно, что после такой дозы он совсем проснулся. — «Я немного не в себе, когда долго не практикуешься, люди шутят, спрашивая: „Ты что собираешься целый день говорить о себе?“ Ну да, в этом и есть суть».

Разговаривая в репетиционном помещении, Каннингам и фронтмэн Чино Морено планировали несколько следующих лет своей жизни еще до того, как шестой альбомом квинтета — хотя технически это их седьмой, но мы дойдем до этого — поступил в продажу. «Гастроли приближаются», — гудит Каннингам. — «Мы надеемся провести два или два с половиной года в дороге, и если удастся — если все будет в порядке — то надеюсь, не поубиваем друг друга. Мы уже готовы отправиться, прямо сейчас». Морено соглашается. «По-моему, звучит хорошо», — кивает он, — «Не был так взволнован за весь период создания альбома. Всем уже не терпится отправиться».

И кто может упрекнуть их?! С того момента, как они завершили строительство своей студии в Сакраменто для ускорения процесса создания нового альбома на своей территории, группе Deftones понадобилось время, чтобы пережить широко известный разлад, который произошел у них во время записи альбома «Saturday Night Wrist» в 2006 году. «Мы даже устроили там небольшой бар, с парой бочонков, и каждый день приходили и болтали ни о чем», — рассказывает Каннингам. — «Чи в то время как раз переживал развод, и когда он приходил, мы все спрашивали: „Как ты?“. Это было полной противоположностью работе над „Saturday Night Wrist“ — мы делали альбом все вместе, отлично проводили время, снова были лучшими друзьями. Альбом был уже почти готов, мы приступили к сведению и выбору оформления. Думаю, Чино оставалось завершить некоторые мелочи, но альбом был уже почти сделан. И в это время — бам! — мы получаем новости о катастрофе».

Эйб Каннингам:
Мы не оставили Чи — мы не можем оставить его — мы просто продолжили. Сейчас мы смотрим на сложившуюся ситуацию так: у нас два басиста.

«Катастрофой» была серьезная автомобильная авария, произошедшая с Чи Ченгом в ноябре 2008 года, после которой он провел в коме несколько месяцев. И хотя его состояние с тех пор улучшилось — во многом благодаря пожертвованиям на лечение, которые делают его друзья, семья, товарищи по группе и другие люди — сегодня он остается в «состоянии минимального сознания». «Мы до сих пор абсолютно потрясены», — замечает Каннингам. — «Мы взяли на обдумывание пару месяцев, все думали: „Проклятье, вот и все? Нас больше нет?“ Потом решили вернуться к тому, что помогает нам держаться уже 20 с лишним лет: запереться маленькой комнате и играть музыку, потому что это то, что мы делаем».

Для того, чтобы выступить в качестве хедлайнеров на Калифорнийском фестивале — гонорар от которого пойдет на оплату лечения Ченга — Deftones пригласили Сержио Вегу из Нью-Йоркской пост-хардкор группы Quicksand заменить их пострадавшего друга. «Quicksand была той группой, которую мы все действительно любили, и ему уже приходилось заменять Чи раньше», — говорит Каннингам. — «Мы просто позвали его помочь нам только на одном этом выступлении. Как уже было сказано, он вышел и выступил отлично. Мы провели весь концерт и в тот же день написали песню». Все еще опустошенной отсутствием своего басиста, но вдохновленной опытом («Это понимание жизни, еще одно подтверждение мысли о том, что все мы уязвимы, и лишиться чего-то можно очень быстро — для нас это было полным расстройством», — говорит Каннингам), Вега придал собранности группе с первой же репетиции, хотя Ченг оставался главным для них при принятии решений.

«Как будто земля зашаталась под ногами, мы чувствовали что будет неправильно сказать: „Ок, давайте научим его всему тому, что Чи написал в последние месяцы“», — отзывается Морено. — «Будто перелистнули страницу со всем, что случилось до катастрофы. Мы начинали новую главу. Сержио появился, чтобы сыграть кое-что из нашего материала, но мы начали писать новые песни в тот же день. Мы не сидели и не разговаривали — мы погрузились в творчество, говорили друг с другом с помощью инструментов. Тогда, возможно, мы стали наиболее сфокусированы за последние десять лет или около того, несомненно как в начале нашей карьеры, когда на нас было меньше влияния извне и мы были просто парнями, игравшими в гараже. Наша жизнь заключалась в том, чтобы делать песни. Я ощутил это снова».

Вместе с Сержио, группа отказалась от работы по одиночке, посчитав более приоритетным работать всем вместе в одной комнате, чем каждому по отдельности в студии — это случилось впервые со времен 1998 года и альбома «Around the Fur», и, возможно, это указывает на сплоченность новой работы — довольно скоро у Deftones появились полностью новые песни. "Мы подумали: «Здорово, это интересно! Сделаем альбом?''», — говорит Каннингам. «Казалось, что будет сложно, с нависшей над нами черной тучей», — продолжает Морено. — «Но музыка была лекарством для нас».

Чино Морено:
В нем много секса и насилия — это те вещи, которые артистически вдохновляют меня. Одно из моих любимых занятий — пересматривать редкие и архивные пленки: военные хроники или что-нибудь еще — из самых ранних дней кинематографа, а после писать на это музыку.

Альбом с сессий 2008 года — «Eros» — отложен на неопределенный срок в пользу более новых плодов их труда (озаглавленных как «Diamond Eyes»), которые выходят в этом месяце. «Это было сложным решением», — говорит Морено. — «Главной причиной поступить так, по крайней мере для меня, стало уважение к Чи. Мы почти закончили „Eros“, просто выпустить этот альбом было бы неправильным». Все же, оба сохраняют оптимизм насчет улучшения состояния Чи. «Надеюсь, он присоединится к нам снова», — говорит Каннингам. — «Тем временем мы отложили альбом на потом. Мы не оставили Чи — мы не можем оставить его — мы просто продолжили. Сейчас мы смотрим на сложившуюся ситуацию так: у нас два басиста».

С альбомом «Diamond Eyes» Deftones дают нам еще больше того, чем грозили всегда: ошеломительный союз волнующей нежности с тяжелыми изломами и мимолетными ссылками на их недавнюю борьбу, простреленный обновленным чувством оптимизма. «Мы все еще здесь», — заключает Каннингам в обобщении. — «Я думаю, временами мы были действительно сломаны — ты делаешь шаг вперед и десять назад — но больше это не имеет значения, все это часть процесса».

Так как альбом уже завершен, Каннингам отделяет «Diamond Eyes» от его чуть более старших братьев (прошлых альбомов). «Людям любопытно — может мы использовали какие-то рифы из некоторых песен для „Eros“? — но мы не использовали, мы просто оставили его в покое и начали с чистого листа». Морено тоже подтверждает уникальную силу альбома, определенно это их наиболее образцовая работа на сегодня. «Причина, по которой я так уверен в новом альбоме, заключается в том, что он не приносит ощущения того, что Deftones абсолютно другие», — заявляет он. — «Мы — та группа, которой были всегда... просто чуть более смелые». В плане лирики «Diamond Eyes» вызывает образ праздника любви, ужаса и научной фантастики, взятого из палитры разнообразия группы и обаяния Морено. «В нем много секса и насилия — это те вещи, которые артистически вдохновляют меня. Одно из моих любимых занятий — пересматривать редкие и архивные пленки: военные хроники или что-нибудь еще — из самых ранних дней кинематографа, а после писать на это музыку. Я делаю небольшие фильмы, обычно они длиной минуту или около того. Я привнес это в Deftones — когда мы пишем, я вижу много видеозаписей, музыка всегда отражает те идеи».

Намекая на долго откладываемое воскрешение Team Sleep, сайд-проект Морено с его другом детства Тодом Уилкинсоном и Заком Хилом, он уверен, что тот останется таким же. «Это всегда больше было проектом, чем группой», — констатирует он. — «Мы говорили о возвращении к изначальной идее того, как все начиналось. В то время мы просто обменивались музыкой — четырехдорожечными пленками — один из нас подавал идею, и мы ее развивали. Будущее Team Sleep видится в том, что мы станем обмениваться файлами по интернету и собирать их так же».

Морено также выражает свою высокую оценку шотландскому року и стремление посотрудничать. «Mogwai прислали мне некоторые из своих песен для записи вокала на них», сокрушается он, — «но у меня так и не было возможности сделать это. Мы до сих пор говорим о том, чтобы сделать что-то в будущем. Мне интересно поработать с этой группой».

И пока Deftones готовятся заполучить несколько разных печатей в свой коллективный паспорт («Мы еще вернемся в Шотландию несколько раз за следующие два года», — говорит Каннингам), они горюют по своим хобби, которые должны оставить. «Мы много играли в покер», — признается Морено. — «Мы много играли в игру „Risk“ (настольная игра), особенно когда записывали „Eros“, пытались захватить по континенту за раз. У нас проходили серьезные партии в „Risk“, они могли продолжаться неделями!»

За перевод этого материала администрация Deftones.Ru выражает огромную благодарность Void'у!

Оставьте свой коментарий!

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.