Чино Морено изменил всё, что вы до этого знали о Team Sleep

Когда кто-то думает о Чино Морено, на ум приходит много разных проектов и групп. Самая очевидная — это группа Deftones, чья музыкальная карьера охватывает многое: от скабрезных альбомов, под которые хочется кататься на скейте и бухать сорокоградусную, например, «Adrenaline», до эмоционально тяжелых и многосторонних работ, какие можно найти в «Koi No Yokan». Также можно вспомнить электронный соло-проект +++ (Crosses) с его тёмными цепляющими композициями, использующими цифровое звучание для подчёркивания пустоты или усиления эмоций. Следом на ум приходит супергруппа Palms, состоящая из бывших участников Isis (понятное дело, что группы!), подарившая нам одну тяжелую пост-металлическую запись, которая может потягаться один-на-один с любой другой из этого жанра.

Самый первый из этих проектов, который выходит на передний план — это Team Sleep — массивно звучащая супергруппа, в составе которой музыканты из таких коллективов, как Marilyn Manson, Stollen Babies, +++ (Crosses), Palms, Hella, Pinback, Helium и многих других. На их дебютном альбоме присутствовало безумное количество экспериментов, которые на самом деле подрывают привычное понятие о пост-роке. Песни на альбоме взяли те самые элементы пост-рока, делающие его проницательным жанром, и зашвырнули их в лаконичную атмосферу. Каждая композиция отличается от предыдущей, окутывая слушателей новой звуковой палитрой и атмосферой. Сложно классифицировать эту запись по какому-то одному жанру, но, по сути, пост-рок подразумевает отвержение привычного понятия о рок-музыке и показывает, как она может меняться в форме. Альбом Team Sleep комбинирует сэмплы и атмосферные помехи, и это точно выдержит испытание временем.

Вудстокская сессия Team Sleep: Chuck X, Todd Wilkinson, Chino Moreno, Rick Verret, Gil Sharone, CrookOne

Вудстокская сессия Team Sleep: Chuck X, Todd Wilkinson, Chino Moreno, Rick Verret, Gil Sharone, CrookOne

Team Sleep вернулись, переработав песни с дебютной пластинки в то, что получило название «Woodstock Sessions Vol.4». Это запись живого выступления с расширенными версиями песен с одноименника, исполненными в студии перед аудиторией. Это ретроспективный взгляд группы на пластинку, сделанную 10 лет назад, что позволило им добавить старым песням новые детали. Альбом передаёт все эмоции, будто вы находитесь с группой в маленькой комнатке и наблюдаете за ними.

Слушайте их новую, переработанную версию «Your Skull Is Red» ниже, и читайте интервью с Чино Морено.

— Ты по прежнему живёшь в Сакраменто?

— Нет, сейчас я живу в городе Бенд, штат Орегон. На самом деле я переехал из Сакраменто уже достаточно давно. Я жил в Лос-Анджелесе, вероятно, последние 8 или 9 лет — до того, как примерно полтора года назад не переехал в Орегон. И здесь я просто отдыхаю.

— Славно. А скучаешь ли ты по Сакраменто?

— Чуть-чуть. Я скучаю по своей семье, друзьям и всему такому, но — это просто безумство! Сакраменто так разросся! Когда я был там в последний раз, мне казалось, что это совсем другой город, не тот, в котором я рос и тусовался. Центр города разросся очень сильно, и теперь очень сильно похож на… я не хочу использовать слово «перестроился», но сейчас он действительно похож на город для среднего класса, лишенный всякой души. Он вырос, и в нем уже много пабов и других вещей, а когда я рос, то здесь были типа забегаловки, дешевые кабаки, и всегда было немного грязно, а сейчас он вроде как очищается. Похоже, сейчас это хорошее место для проживания, но, опять же, я не был тут больше 12 лет, и сейчас точно не буду менять свою тихую жизнь в Орегоне на что-то иное.

— Складывается такое ощущение, что ты в целом любишь более тихие места.

— Так оно и есть. Даже когда я был в Лос-Анджелесе, то жил в Долине (Сан-Фернандо — А.). Жил в Бербанке — это такое место скопления синих воротничков, с одним лишь отличием — большинство людей работают в своих студиях и прочих подобных местах, но там довольно тихо и спокойно. Так что когда я переехал в Орегон, он показался мне действительно тихим. Я имею в виду, что немного музыки сейчас приходит к нам отсюда, разве что регги- , дэнс- и фолк-музыканты время от времени что-то делают, так что он достаточно тихий, но это скорее плюс для моей работы, сам понимаешь. Я довольно много нахожусь в разъездах и всегда окружен музыкой, и когда возвращаюсь домой, то реально ощущаю себя дома, так что я просто замолкаю на минуту и чувствую своего рода оздоровление, тем более в моём возрасте.

— Это хороший баланс. Альбом «Woodstock Sessions Vol.4» вы тоже записали в тихом месте, так ведь?

— Верно. По правде говоря, на многом, что связано с Team Sleep, на самом деле крест не был поставлен, просто все занимались другими вещами. Но работа над самым разным демо-материалом не прекращалась все эти годы, мы рассылали их друг другу, и это сохраняло жизнь проекту. Тодд занимался многим из того, что стало новой записью, и вроде как держал этот проект на плаву, и это было здорово, потому что я больше не живу в Сакраменто и не могу позволить себе находиться рядом с этими парнями столько времени, сколько мне хотелось бы. Так что мы записали новую музыку в довольно нетрадиционной манере, каждый год завершая по парочке песен. И сейчас, как мне кажется, мы подошли к тому моменту, когда у нас есть целый альбом действительно великолепного материала, над которым мы поработаем на каникулах. Тодд ведь работает учителем в школе, поэтому у нас есть время весной, летом или на Рождественские каникулы. Мы соберёмся все вместе на несколько дней, поработаем над новым материалом уже очно, а после этого останется своего рода только пост-продакшн и компилирование материала — это все уже через интернет.

— Я тут думал над одной вещью: насколько же расширенными оказались песни на «Woodstock Sessions Vol.4» по сравнению с их оригиналами с одноименного альбома! Это как переход от «Pink Maggit» к «Back To School», только наоборот, когда песни растут в объёме и содержании.

— Именно! Это безумие, мы ведь репетировали всего один день и, честно говоря, я не ожидал, что получится так круто. Открою вам секрет: я неохотно согласился на это, потому что, очевидно, хотел, чтобы всё было по высшему разряду, раз уж мы решили это сделать. Хотя я был весьма взволнован перспективой опять сыграть со всеми вместе, я не очень хотел облажаться. И потому согласился неохотно, ведь я знал, что парни добрались туда за день-два до меня, а я приехал вообще за день до концерта, так что нам снова пришлось учить некоторые старые песни. Была парочка новых моментов, которые нам пришлось пройти за один день. В день самого концерта люди уже приходили, а мы все еще в это время вроде как продолжали учить песни, я действительно доучивал некоторые аккорды и другие дела. Но по какой-то причине как только мы начали играть, всё вроде как встало на свои места. Было похоже на то, как будто надеваешь старые кроссовки. Все те давящие на мозг мысли о том, что мы облажаемся, пропали с первых же нот, и мы сразу же начали просто веселиться. Для меня это было странно, ведь я никогда не записывал живой альбом с Deftones. Да что тут говорить, мы никогда не записывали действительно «живую» запись и никогда, не считая выступлений на ТВ в вечерних программах, не выступали в студии перед аудиторией, как было в этот раз. Они сидели на стульях буквально в полуметре от меня. Это, возможно, прозвучит странно, но там были люди, которые действительно хотели там быть. Они были нашими фанатами уже долгое время, поэтому все были вежливы, уж точно вежливее среднестатистического чувака, который сказал бы «Эй, зацени-ка это!». Людям, которые там были, это нравилось, так что они тоже подпитывали нас немного, чтобы все было здорово. И они сделали это! Все действительно получилось хорошо из-за того, что все собрались вместе.

— Ты вообще нервничаешь, когда ездишь в туры с новыми проектами, например с ††† (Crosses) или Palms?

— Да, безусловно. Я даже с Deftones всё еще нервничаю. Я думаю, это вполне естественно — быть на взводе. Каждый раз, когда я нахожусь в туре больше пары месяцев или возвращаюсь из него, то снова нервничаю и задаюсь вопросами: «Я всё еще могу делать это?» или «Я все еще хорош в этом?». Но как я ранее уже сказал, как только ты начинаешь исполнять песню, то то все становится естественным, ведь ты слышал ее и записывал уже миллионы раз — все сразу же всплывает в памяти. Но я до сих пор волнуюсь, хотя думаю, что бросить себе вызов — это хорошо, это вроде как не даёт тебе расслабиться и не даёт тебе унывать. В общем, я имею в виду, что играю в Deftones с 15 лет, а в эту субботу мне будет уже 42 года (20 июня — А.). Сколько бы лет не прошло, всегда нужно держать хвост пистолетом.

— Какого плана развитие ты видишь в себе как в авторе текстов за эти годы?

— Ну, хотелось бы думать, что я стал лучше. Но я не знаю, быть может… Очевидно, на меня повлияло куда больше разных вещей, а не только тяжелая музыка, хотя кое-что из нее мне тоже нравится. Мне нравится много разной музыки, и раньше было довольно сложно совладать с её влияниями на меня. Думаю, с годами это просто стало более естественным. Я никогда не начинаю какой-либо проект с мыслями о том, чем это должно стать или как это должно звучать. Это и есть натуральное развитие или натуральное… не знаю, просто естественный способ быть самим собой с пятью людьми, которые тоже не носят «масок», и просто смешать это всё и работать, понимаешь? Это... я думаю, это то, что приходит со временем. Мы друзья уже много лет, и этим фактом я горжусь, пожалуй, больше всего за всю мою карьеру в целом.

— Однозначно. Слушай, возможно прозвучит глупо, но сейчас мне 22, а в 6 лет родители купили мне саундтрек к фильму «Матрица». Главным образом это было из-за того, что я каждый раз перематывал кассету на начало, чтобы раз за разом слушать «My Own Summer», поэтому они мне и купили саундтрек. С тех было здорово расти бок о бок с вашей музыкой, потому что она тоже росла.

[Смеётся] Совершенно верно. Думаю, это самая великолепная черта музыки в целом. Быть любителем музыки — это тяготеть к определённым вещам по какой-либо причине, и я действительно никогда не отгораживался от этого. Мне никогда не указывали, что мне следует любить, а что нет, так и был сформирован мой вкус. Иногда это действительно глупо, но я не возражаю против того, что меня что-то захватывает. Мне нравится тот факт, что, например, на прошлой неделе моей любимой песней была песня Ника Джонаса (Nick Jonas — 22-летний американский певец в поп-рок группе — А.), понимаешь о чем я? И я вроде как даже горжусь этим. Типа ничего себе! Мне нравится тот факт, что я могу связать себя с этим, то есть когда я, 42-летний мужик, нахожу связь с Ником Джонасом! [Смеётся]. Я просто ценю это. Такие дела.

— Ты думаешь, что сможешь провести тур с Team Sleep? В последний раз, когда я видел группу вживую, вы выступали с группой Strata и Skrillex'ом, до того как он стал Skrillex'ом (Sonny John Moore, он же Skrillex — американский электронный музыкант, продюсер, DJ — А.), то есть находился в переходной фазе.

— Я думаю, если мы что-то делаем, то это должно быть похоже на эксклюзивное обслуживание, как в бутиках. Выступление должно быть чем-то особенным — особенное событие, когда мы сыграем в одном месте, потом в другом. Я думаю, что идея этого проекта начиналась с сумасшествия, начиналась с того, что никак не должно было стать проектом или группой. В действительности в самом начале это были только я, DJ Crook и Тодд. Всё было выдержано в лоу-файном стиле и записано на четырёхдорожечный магнитофон, и мыслей даже не было о том, чтобы собирать группу и устраивать тур и вообще все это сделать. Все вроде как разрослось из идеи, и это было неплохо и забавно до того момента, пока это не стало слишком похоже на группу и пока нам не сказали садиться в автобус и объезжать каждый крохотный городишко в Штатах и по всему миру и пытаться построить всё с нуля. Возможно, я был немного измучен в то время и не хотел повторять это снова. К тому моменту я уже провел последние 10 или 12 лет в группе Deftones, занимаясь тем же самым, и при всем при том, что я люблю заниматься проектами, я не хотел делать этого снова, это как бы высасывает все веселье из затеи.

Причина, по которой мы оказались в Вудстоке, была в том, что ребята записывали то, что, возможно, будет нашей настоящей второй пластинкой. Второй записью. Я пока не знаю, собираемся ли мы выпустить это как LP или как EP, но полагаю, разговоры ведутся и о том, и о другом. В любом случае у нас есть материал, достойный альбома и которым я очень горжусь, да и остальные тоже очень гордятся, я полагаю. Думаю он заслуживает того, чтобы стать второй великолепной записью. На мой взгляд, лично для меня это вроде как унаследованный проект. Первый альбом вышел десять лет назад, но он до сих пор крут. Он по-прежнему актуален, и я думаю что в этой второй записи присутствует тот тип вечных песен, которые, я надеюсь, даже по прошествии времени будут из себя что-то представлять. В них есть эта устойчивая мощь. Надеюсь, альбом когда-нибудь выйдет, возможно, в следующем году. И когда это произойдет, тогда мы, возможно, дадим пару концертов, как я думаю, но до тех пор есть только эта живая запись, так что просто прочувствуйте её. Тем более, что в ней есть некоторые изменения, а еще Гил Шарон (Gil Sharone) теперь играет у нас на барабанах, а также есть и некоторые другие вещи. То есть мы вроде как просто хотели подхватить с того места, где мы остановились, и посмотреть, где мы в итоге окажемся. Я думаю эта живая запись была хорошим маленьким ментальным пинком для старта, и мы до сих пор наслаждаемся тем, что делаем, и продолжаем этим заниматься.

Автор оригинального текста — John Hill
Перевод — Артем Лободенко и Влад Талыбов (специально для Deftones.Ru)

P.S. Оригинальное интервью было опубликовано 7 июля, но, судя по всему, было взято у Чино еще в середине июня.

P.P.S. Альбом «Woodstock Sessions, Vol. 4» группы Team Sleep доступен в iTunes по цене 109 рублей.

Дебютный альбом группы Team Sleep тоже можно приобрести в iTunes за 109 рублей. Если вы хотите заполучить в свою коллекцию этот альбом на CD — связывайтесь с нами, мы постараемся найти его.

Оставьте свой коментарий!

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.