Стивен Карпентер шутит: «Если у меня в руках гитара, я могу написать песню»

Стивен Карпентер (Stephen Carpenter)

Стивен Карпентер (Stephen Carpenter)

Запись последнего альбома Deftones «Diamond Eyes» была отравлена катастрофой. Новый альбом, последовавший за вызывающей в музыкальном плане пластинкой «Saturday Night Wrist» 2006-го года и первоначально названный «Eros», был отложен после автомобильной аварии, из-за которой бас-гитарист Чи Ченг оказался в коме. Трудное решение — начать с нуля с новым басистом — дало группе силы и вдохновило их на создание одного из лучших релизов этого года на металлической сцене. Мы встретились со Стивеном Карпентером в Лондоне перед эксклюзивным концертом, на который были распроданы все билеты, чтобы узнать побольше об альбоме, его новой восьмиструнной гитаре ESP и его отношениях с фронтменом/гитаристом Чино Морено.

— Когда вы начали писать материал для альбома «Diamond Eyes»?

— По-моему, мы начали в первую или вторую неделю марта 2009 года, а в конце мая мы уже были в студии. Всё происходило действительно быстро. Мы вышли из студии в июле. Для альбома «Eros» мы сделали всё это в 2008-м году. Мы начали в конце 2007-го, в октябре, а затем сделали кое-какие улучшения в нашей студии в Сакраменто перед записью в 2008-м.

— Как вы обычно пишете музыку? Ты играешь на акустической гитаре?

— Я практически никогда не играю на акустической гитаре. У меня есть одна, но я никогда ей не пользуюсь. Мы работаем согласованно, когда пишем музыку. Кто-то один или двое-трое из нас импровизируют с какой-то идеей, а потом остальные уже пляшут от этого. Процесс работы над альбомом «Diamond Eyes» был другим, так как мы были с продюсером Ником Раскулинешем, и он объединил нас. Это было действительно весело. Терри Дэйт (бывший продюсер Deftones) очень классный. Он верит, что мы — способные музыканты и что у нас всё получится, но мы стали рассеянными. Это наша самая большая проблема. Терри бился над ней годами. Но всё, что он делал, это говорил: «Ладно, парни. Хотите пускать деньги на ветер — давайте, вперёд!».

— Как ты сам пишешь музыку?

— Я говорю в шутку: «Если у меня в руках гитара, я могу написать песню». Для меня это не ракетостроение, это просто игра на гитаре. Я даже близко не считаю это даром. Моя жизненная позиция — особенно в настоящее время — состоит в том, что физически ты способен сделать всё, что захочешь, если ты готов сделать всё необходимое для достижения цели. Когда я только начал играть на гитаре, я понятия не имел, с какой стороны за неё взяться. Первое, что я узнал, это основы пауэр-аккордов, основной тон и интервалы. Эти аккорды и баррэ — это и есть рок-н-ролл. Мне не нужно ничего за пределами этого. Это основные инструменты для того, чтобы делать рок-н-ролл.
У нас была одна дополнительная песня. Я облажался, не доработав её, а так она бы стала ещё одной великой песней.

— Какое оборудование ты в основном использовал в студии во время работы над альбомом «Diamond Eyes»?

— У меня было то же оборудование, которое я использовал последние десять лет. Что касается усилителей, то я использую предусилитель Marshall JMP 1 и усилитель мощности EL34. Я использовал их ещё тогда, когда они были известны как 9200-я серия. Это буквально ядро моего звучания. У меня есть рэковый процессор эффектов от Rocktron. У меня есть куча педалей, но большая их часть просто для развлечения, когда мы импровизируем с музыкальными идеями. Сейчас я использую свою восьмиструнную гитару ESP, это моя единственная новая гитара. Изначально я играл только на шестиструнных. Прошло почти 10 лет, как я стал играть на семиструнной, а потом, после окончания тура в поддержку альбома «Saturday Night Wrist», у меня появилась восьмиструнная. Я использовал её при работе над материалом для альбомов «Eros» и «Diamond Eyes».

— Из скольких песен вам пришлось выбирать, чтобы закончить альбом?

— То, что есть на альбоме, это всё, что у нас было. У нас была одна дополнительная песня. Я облажался, не доработав её, а так она бы стала ещё одной великой песней. Мы включили в альбом 11 песен. Если бы мне пришлось делать финальный отбор песен для любого из наших альбомов, я бы остановился на десяти, потому что величайшие альбомы всех времён состояли только из десяти треков. К тому же это умный бизнес-ход — тебе платят только за десять песен, так зачем делать ещё двенадцатую или тринадцатую? Всю мою жизнь, пока я рос с любовью к музыке, величайшие альбомы всех времён состояли из десяти треков.  Альбом «Back In Black» группы AC/DC — это альбом абсолютно вне времени. Он обязательно есть в моём Top 10.
Мне иногда хочется знать, зачем я даю интервью, ведь я не тот, кто собирается что-то впаривать. Чёрт, да через шесть месяцев или через год этот альбом умрёт!

— Применял ли ты другой подход к звучанию или рифам на этот раз?

— Ничего нового. Я хочу подчеркнуть, что важно жить настоящим. Ты находишься не в будущем, не в прошлом, а здесь — в настоящем. Никогда не было никакого генерального плана даже для капли того, что мы делаем. Каждая наша запись — это снимок того времени, когда мы создавали её. Мне не интересно впаривать новый альбом. Мне иногда хочется знать, зачем я даю интервью, ведь я не тот, кто собирается что-то впаривать. Чёрт, да через шесть месяцев или через год этот альбом умрёт!

— Какие риффы у тебя любимые на этом альбоме?

— Я люблю каждую песню, ведь все они уникальны. Как музыкант ты записываешь то, что тебе нравится, а иначе это не должно быть записано. Когда мы импровизировали с музыкой, мне очень нравилась песня «Risk». То, как мы её играли, каждый раз было очень здорово.

— И, наконец, как вы с Чино работаете как гитаристы в настоящее время?

— Играть на гитаре Чино начал на альбоме «White Pony». Сначала я расстроился. Не из-за самого факта, что он играет на гитаре, а больше из-за несогласованности его игры. Мне нравится наше звучание, когда мы играем вместе. Звук кажется объёмнее, но меня перекашивало от этой несогласованности. Сейчас я не заморачиваюсь. Тебе хочется несогласованности? Нет проблем. Как музыкант, я никогда ничего не говорю, когда мы играем на концерте или практикуемся, зато начиная с «White Pony» я заметил за собой, что хорошо лажу с Эйбом [Эйб Каннингам, барабанщик] в плане его темпа игры. Во мне живёт перфекционист. Я живу с этой двойственностью — с одной стороны стремлюсь к совершенству, а с другой я не могу заморачиваться насчёт этого.

Огромное спасибо за перевод этого материала Юлии!

Один комментарий

  1. CrazyD3vil 10.07.2010

Оставьте свой коментарий!

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.