Deftones.Ru представляет: большой выбор футболок и сувениров группы Deftones от нашего сайта. Выбирайте на свой вкус!


Стивен Карпентер: «Я не хотел принимать участие в записи нового альбома Deftones»

8 апреля 2016 года долгожданный восьмой студийный альбом под названием «Gore» выйдет в свет. Несмотря на то что ребята не теряют хватку с 1988 года, последние годы можно охарактеризовать как «упаднические» по причине трагической кончины в 2013 году басиста Чи Ченга. Напряжение внутри группы не являлось секретом с 2009 года, когда выход альбома «Eros» был отложен на неопределенный срок, ссылаясь на творческие разногласия в качестве причины.

Гитарист и один из основоположников группы Стивен Карпентер (Stephen Carpenter) и недавно пообщался в двух словах с сайтом  UltimateGuitar.com о новом альбоме Deftones. Из интервью можно понять, что творческие разногласия в группе по-прежнему имеют место быть. Тем не менее никакой речи о распаде группы или отмене концертов не было. Тур планируется растянуть до конца лета.

Стивен Карпентер не хотел принимать участие в записи нового альбома Deftones Стивен Карпентер не хотел принимать участие в записи нового альбома Deftones

— Парни из Ultimate-Guitar — конкретные гики по части гитар и всего, что с ними связано, так что давай сразу перейдем к оборудованию, которое ты использовал на новой записи. Я в курсе, что по традиции ты используешь одно и то же оборудование как для живых выступлений, так и для работы в студии.

— Оборудование действительно по-прежнему одинаковое и для концертов, и для студии. На самом деле мне следует поменять набор оборудования для живых выступлений после того, что мы сделали в студии.

— Что конкретно ты поменял?

— Ну, ранее, на записи «Koi No Yokan», я использовал свой процессор эффектов Axe FX, но он у меня был единственный, и я всё делал с помощью этого устройства. Axe FX позволяет использовать два усилителя звука в каждом пресете. Я не особый сторонник переключения X/Y (X/Y Switching), так что использую так называемые сцены (Scenes). Так что мне до сих пор был нужно это дополнительное моделирование усилителя мощности. А теперь я использую один Axe FX  на левом динамике и один на правом. Так что я использую четыре модели усилителя мощности на каждом пресете.

— Держу пари, что на то, чтобы объединить 4 разных звука, потребовалась куча времени.

— Да уж, для этого потребовалась вечность. Я уже прошел тот период времени, когда был не сильно рад своим звучанием, и я уже достаточно намучился с ним, но в конечном итоге все свелось к тому, что я сам был не прав, пытаясь исправить его. Сейчас же все работает так, как мне нужно, и звук получается хорошим. Я еще не получил свой «звук мечты», но он уже не за горами.

— Что конкретно принудило тебя использовать установку Axe FX? Портативность?

— Ага, мне просто нравится, когда все в одном месте.

— Должно быть, это очень удобно во время переездов.

— Да, все сводится к этому. До того, как в моем мире появился Axe FX, у меня было две невероятно гигантские стойки с усилителями, педалями и остальным барахлом. Так что это оказало сильное влияние на возможность перемещения оборудования, когда нам во время гастролей приходится каждый день летать из одной точки в другую. Это был единственный способ достичь такого результата. Будучи в состоянии возить с собой все оборудование, у нас появилась возможность выступать в тех местах, где мы давно не были. Особенно это касается стран Тихоокеанского бассейна – вы могли потратить все гонорары только на оплату доставки оборудования туда.

— Я слышал от нескольких групп, что они планируют обзавестись дополнительным оборудованием на каждом континенте, поскольку это будет намного дешевле, чем платить за доставку оборудования туда и обратно каждый раз.

— Да, есть такое дело. У меня есть три полных системы.

— Они у тебя хранятся по всему миру?

— Нет, сейчас они все у меня тут. Обычно оставлял свое оборудование в Европе, но оно все сгнило из-за соленого воздуха и Бог знает что там еще с ним произошло за это время. Больше никогда не буду оставлять оборудование в Европе.

— Оно хранилось в настоящем складском помещении?

— Я даже не знаю, где оно хранилось, но это определенно было не очень приятное место, потому что с ним случилась полная жопа. Так что где бы мы не выступали, все оборудование грузим и забираем с собой, потому что я хочу, чтобы мое имущество было дома со мной, нежели лежало где-то и разваливалось по причине отсутствия внимания к нему со стороны.

— Я бы предположил, что как и большинство гитаристов, ты постоянно пытаешься усовершенствовать свою игру. Есть ли что-то в плане игры, над чем ты сейчас работаешь?

— Абсолютно ни над чем. В этом смысле я отличаюсь от большинства гитаристов. Я совсем не практикую. В последние годы я был настолько поглощен работой над моей установкой, что совсем забыл о совершенствовании техники своей игры. У меня нет ничего помпезного в арсенале, чем я бы мог впечатлить кого-либо. Если бы сейчас я участвовал в гитарном состязании, то продул бы моментально.

— Мне кажется, для некоторых намного важнее звучание, чем сама игра.

— К настоящему моменту своей жизни я уже провел достаточно времени, беспокоясь о звучании, так что сейчас все это позади. И того, что я получил, вполне достаточно, чтобы играть. Это то, что я всегда делал, и это всегда работало, так что я возвращаюсь к уже знакомому, потому что весь этот поиск нужного звука просто смешон.

Группа Deftones в полном составе: Эйб Каннингам, Фрэнк Делгадо, Чино Морено, Стивен Карпентер и Сержио Вега Группа Deftones в полном составе: Эйб Каннингам, Фрэнк Делгадо, Чино Морено, Стивен Карпентер и Сержио Вега. Photo courtesy of Frank Maddocks.

— Звук — это просто такой бесконечный пейзаж, в котором легко можно заблудиться в поисках идеального звучания.

— Да, но ведь к этому все и сводится, верно? Для меня как для металл-гитариста, поскольку в этом стиле я играю и этот стиль мне нравится, все сводится к одному месту прямо здесь, в середине диапазона. Для этого нужно выбиваться вперед, нужно быть охрененно тяжёлым, и ты можешь достичь это любым способом, но в конечном счете это будет все тот же самый звук, потому что таким он и должен быть. Так что в конечном счёте если ты играешь на гитаре металл, то в конечном счете придумаешь что-то, что звучит примерно так же, потому что это лучший способ звучания. На самом деле всё, что вам нужно — это середина диапазона, и ты можешь просто забить на весь остальной гриф, если хочешь звучать агрессивно.

— Ты уже давно перешел на семиструнный вариант гитары. Что стало причиной этого перехода?

— Ну, на меня сильно повлияло знакомство с музыкой группы Meshuggah. Мне никогда особо не импонировали семиструнные инструменты до того, как я услышал этих ребят. В итоге мне очень понравился и их звук, и техника их игры, а потом я узнал, что они играют эту музыку на семиструнных гитарах и врубился в это. Я понял, почему людям нравится такое звучание — оно просто красивое.

— Удивительно, что всего лишь одна дополнительная струна может породить столько дополнительных возможностей для игры.

— Это всегда палка о двух концах, поскольку то же самое можно сказать и про восемь, и про девять струн. Может, через год или два мы будем так же сидеть и обсуждать десять струн? Когда это закончится? Я считаю, что семь струн — это идеально. Восемь струн — тоже идеально. Не могу дождаться, когда получу парочку девятиструнок и повеселиться с ними. Но если вы заинтересованы в чистоте и мелодичности звучания, то как только мы отправимся в эти дебри, то вы лишитесь всего этого.

— Присутствует ли семиструнная гитара на новом альбоме?

— Нет, на новом альбоме я всё сыграл на восьмиструнной, причем я использовал тот же строй, что и на двух предыдущих записях. На «Diamond Eyes» я использовал стандартный строй F#, B, E, A, D, G, B, E. Потом то же самое я применил и на «Koi No Yokan», только опустил до E, B, A, D, G, B, E. Вот эти два строя я и использовал на новом альбоме, причём опущенный строй я применил только в двух песнях. Так что по большей части всё было сыграно при стандартных настройках.

Джерри Кантрелл присутствует в качестве приглашённого музыканта на новом альбоме. Как это произошло?

— Ну, мы дружим с ребятами из Alice in Chains уже много лет и даже вместе гастролировали. Это просто решилось само собой. Я не знаю, кто именно попросил его сыграть, но я рад, что он согласился. Это звучит охрененно.

— Он играет в песне «Phantom Bride», верно?

— Да, и этой песни не будет в наших концертных сет-листах. Мы не можем взять Джерри с собой в турне, а никто в группе не сыграет его партию, так что вот такая это песня. Он реально здорово нарезает на записи.

— Есть ли какие-нибудь песни или гитарные партии на новом альбоме, которыми ты гордишься или которые смогут привести фанатов в восторг?

— О, Боже. Я думаю, самое достойное в моей игре на этом альбоме — это то, что я вообще на нём играю, поскольку поначалу я не хотел участвовать в записи. Так и было, пока я реально не врубился во все это спустя несколько дней. Я смотрю на песни, присутствующие на альбоме, и понимаю, что они все были для меня довольно проблематичными.

— Как думаешь, в чём для тебя состояло это препятствие?

— Я не знаю. Просто мне очень нравится металл, и мне нравится весь металл, который играют сейчас. Мне бы хотелось, чтобы все перестали называть это джентом. Это просто глупо. Это просто метал.

— Я до сих пор не знаю, что это за хрень такая.

— Я полностью врубаюсь в то, что такое джент, я даже испытываю глубокое уважение к его представителям, я имею в виду, что Meshuggah — это одна из моих любимых групп. Но просто это не отдельный жанр. Это просто всё тот же металл.

— Можешь что-нибудь посоветовать гитаристам, которые только начинают и хотят играть металл? Что значит быть металл-гитаристом?

— Ну, если вы хотите стать кем-то вроде меня, то просто играйте на своей гитаре, веселитесь, получайте удовольствие и особо не парьтесь по этому поводу. Но если вы хотите быть как все эти существующие крутые гитаристы, если хотите быть полноценным гитаристом-шреддером, заставляющим воспламеняться гриф, то вам придётся постараться.

— Итак, немного раньше ты сказал, что тебе с трудом далась игра на этом новом альбоме. Почему, как ты думаешь, так всё было?

— Когда мы придумывали идеи и писали песни, то весь тот написанный материал — понимаешь, это все были идеи других ребят, мне они были не особо интересны. Это был не тот стиль или звук, который, как я надеялся, будет на альбоме. Это было не то, что я хотел или чего ожидал.

— Это многое говорит о том, что ты видишь себя частью группы и идешь в одном направлении с группой. Это бескорыстие.

— Да, я тебя слышу. Моя группа идет в одном направлении, а я в данный момент иду в другом направлении.

— Как ты думаешь, это выльется в какие-то новые сайд-проекты или сольные альбомы?

— Ну, у меня есть один сайд-проект, который мы делаем с моим другом из Англии — это Sol Invicto. Мы написали несколько песен за последние десять лет, сложно считать это полноценной группой. Но это всё по большей части по моей вине, поскольку у меня не было возможности вкладываться должным образом. Друзья из моей группы наверняка скажут то же самое. Это такая жизненная штука, которая всегда происходит. Время и жизнь — всегда в этом все дело. У меня также есть идеи по поводу своего персонального сольного материала. Есть еще кое-что, что я хочу попробовать с одним моим другом. Так что определённо какой-то иной материал будет, в этом нет никаких сомнений.

— Это ведь не говорит о том, что ты собираешься оставить Deftones?

— Я бы никогда не покинул группу, основателем которой являюсь, но группа начала оставлять меня в стороне. Я не могу это контролировать.

— Это действительно довольно демократичный взгляд на проблему...

— Я имею ввиду, что для меня по большей части это было классное время. Эта запись была борьбой, и мы подняли проблемы, которые я не хочу выпускать наружу, но я не знаю, как всё сложится в будущем. Но я знаю, что буду делать, а что делать на буду, и есть некоторые вещи, которые я точно не буду делать в будущем, потому что просто не согласен с этим.

— Что ж, я определенно ценю людей, которые придерживаются своих принципов в плане самовыражения. Тем временем у вас планируется кое-какие выступления весной.

— Да, мы начинаем чудовищно большой тур в марте, и он продлится до конца лета или возможно до осени. Я пока не знаю, где мы точно будем выступать, но альбом выходит в апреле, и мы будем там, чтобы сделать это снова.

Примечание автора. Мне также довелось послушать новый альбом. И хотя я был допущен к этим секретам на определённых условиях (клятва на крови), но могу сказать, что будь вы фанатом мягкой мелодичной музыки или же тяжёлого агрессивного звука, на новом альбоме вы будете наслаждаться обоими этими вещами. Музыкальное разнообразие — это, вероятно, результат творческих трений внутри группы. Смешение мягкого и мелодичного с тяжёлым и агрессивным — всегда было торговой маркой Deftones, и этот альбом не станет разочарованием. Напряженность часто усиливает творческие способности и показывает лучшее, на что способна группа. То же самое мы можем наблюдать и в случае с «Gore».

Автор оригинального текста — Justin Beckner (Ultimate-Guitar.com)

Перевод — Андрей Куцан и Влад Талыбов (специально для Deftones.Ru)

 

DefRecommendations

  • Мерчендайз Deftones

А вам есть что сказать?

Ваш комментарий не будет размещен на сайте Deftones.Ru или будет впоследствии удален, если:

  • ваш комментарий не по теме обсуждаемой новости
  • ваш комментарий оскорбляет участников обсуждаемой новости или других комментаторов
  • Для связи с администрацией сайта используйте специальную форму.