Чино Морено: «Нам нужно было создать что-то более оптимистичное...»

Альт-металлический квинтет Deftones из Сакраменто выпустит свой шестой студийный альбом в мае, потратив на его создание почти четыре года и начав все с чистого листа после неожиданной трагедии, настигшей группу.

В конце 2008 года, как только группа Deftones завершила работу над своим очередным релизом под названием «Eros», бас-гитарист Чи Ченг (Chi Cheng) получил критические травмы в автомобильной аварии, после которой он остался в полубессознательном состоянии. В прошлом июне, спустя полгода неопределенности, участники Deftones решили отложить выход альбома «Eros», который стал постоянным напоминанием об отсутствующем Чи Ченге, и начали работу над новой пластинкой.

«После всего того, через что нам пришлось пройти, нам было просто необходимо излить все свои мысли, всю энергию и все эмоции во что-то новое... что-то более оптимистичное», — рассказывает солист Чино Морено (Chino Moreno) из своего дома в Лос-Анджелесе редактору сайту SPIN.com. — «Я не смог бы гастролировать в поддержку записи, с которой связаны все эти воспоминания о Чи».

Deftones в студии: Чино Морено (Chino Moreno)

Deftones в студии: Чино Морено (Chino Moreno)

С бывшим бас-гитаристом группы Quicksand Сержио Вегой (Sergio Vega), который пришел в группу, Deftones возродили свою энергию: они начали все вместе писать новые песни в репетиционном помещении — именно этого они не делали при создании последних своих альбомов, которые были сведены слой за слоем с помощью программы ProTools. Вскоре группа оказалась в Лос-Анджелесской студии с продюсером Ником Раскулинишем (Nick Raskulinecz). Результат: 11 песен для их нового релиза, все еще не имеющего названия, звучание которого напоминает о ранних днях группы, но в то же время — это исследование новых музыкальных территорий.

Один из любимых треков Морено, «Rocket Skates», — это «более тяжелая» мелодия с «красивыми, но все же яростными образами», в которой есть «фантастические флюиды», напоминающие «Knife Party» — хит с альбома 2000-го года «White Pony». Но другой новый трек, «Nylons and Suspenders», — это первый опыт подобной музыки для группы с 20-летним стажем.

«В музыкальном плане это то, что мы раньше никогда не делали», — разъясняет Чино. — «Этот трек очень... мутный, грязный, риффы подобны звуку циркулярной пилы, но очень медленные. Я бы не должен так говорить, но это громыхающий трек... самым невероятным образом».

Deftones в студии: Эйб Каннингам (Abe Cunningham)

Deftones в студии: Эйб Каннингам (Abe Cunningham)

Из дальнейшей беседы Чино Морено с администрацией сайта SPIN.com:

— Что ваши фанаты могут ожидать от нового альбома?

— Движущие силы Deftones известны — агрессивный подтекст и безбашенная откровенность. Они противопоставлены друг другу, но мы объединяем их, при этом звучание не становится неестественным. Здесь тоже есть несколько тяжелых песен, как на первых наших записях, хотя есть также и экспериментальные мелодии. Но на альбоме нет ни одной минуты, которая была бы не к месту. Каждый звук дополняет другой. Я прямо скажу: определенно, это один из наших самых лучших альбомов.

— Должно быть, это было трудное решение — отложить в сторону альбом «Eros» после трагедии, случившейся с Чи Ченгом, и начать все заново.

— Все так и было на самом деле. Но мы не смогли сделать это полностью — у нас все еще есть альбом «Eros». Для нас это действительно экспериментальная, мрачная запись, и в то же время особенная, потому что в ней запечатлена последняя игра Чи. Мы отложили ее про запас и выпустим, когда придет время — хочется надеяться, когда Чи вновь встанет на ноги. Но когда случился тот несчастный случай, мы просто больше не хотели оставаться в таком положении, мы должны были начать смотреть в будущее. Нам нужно было создать что-то более оптимистичное.

Deftones в студии: Фрэнк Делгадо (Frank Delgado)

Deftones в студии: Фрэнк Делгадо (Frank Delgado)

— В каком направлении вы пошли в плане лирики?

— Что же, я желал сделать фэнтезийный альбом, такой, как «White Pony», где в слова заложено совсем мало смысла — куда меньше, чем «это моя жизнь, и это то, что с нами происходит». Такой расклад помогает нам держаться подальше от реальности. Мне не нравится слушать о проблемах людей — мне нравится слушать музыку. С начала 90-х годов музыку душили этими жалобами. Это уже устарело. Вместо того, чтобы перебираться в другой лагерь и слушать Black Eyed Peas, которые просто глупы, я хочу слушать как можно больше инструментальной музыки. Непосредственно в этом альбоме о себе я пою совсем немного. Я люблю песни, в которых могу полностью отстранить себя от ощущения, что я — человек. Я могу петь о действительно странных вещах, и они вообще не обязаны иметь ко мне какого-либо отношения. Песня рисует картину. Собственно, с такой именно музыкой я рос — как, например, The Cure. Это действительно визуальные образы, а не рассказы.

— Какой эффект на музыку оказал Сержио Вега (Sergio Vega)?

— Его приход сильнее объединил нас, так сильно, как мы не были связаны уже долгое время. В плане музыки мы отлично сошлись, и Сержио очень четко вписался в группу. Но он — совершенно другой музыкант, не как Чи. Чи играет своими пальцами, Сержио играет своим медиатором. Мы просто благодарны ему за то, что по-прежнему живы и имеем возможность делать музыку. Процесс записи альбома был совершенно другим — мы не использовали программу ProTools. Все песни мы написали в нашей репетиционной комнате и проигрывали их миллион раз, пока они не становились великолепными. Мы так же делали в наши ранние дни, и это куда более привлекательно. Мы работаем лучше, когда находимся все вместе — и песни от этого только выигрывают.

Deftones в студии: Сержио Вега (Sergio Vega)

Deftones в студии: Сержио Вега (Sergio Vega)

— Как участники Deftones проводят свободное время в студии, или есть ли что-нибудь, без чего вы не можете жить во время процесса записи альбома?

— М-м-м-м... травка? (смеется).

— Что вы, парни, делаете, чтобы расслабиться?

— Стивен Карпентер (Stephen Carpenter) каждое утро играет в гольф — он просто монстр в этом деле. Я по-прежнему постоянно катаюсь на скейте — это одно из моих любимейших занятий. В последнее время я еще путешествовал пешком. Также делаю парочку сайд-проектов. Совсем недавно я занялся проектом The Holy Ghost, который веду совместно с Шоном Лопезом (Shaun Lopez) из группы Far. Он живет в паре кварталов от меня, так что я несколько раз в неделю захаживаю в его студию и работаю над этим электронным проектом. Энни Харди (Annie Hardy) из группы Giant Drag тоже записала парочку вокальных партий для этого проекта.

Deftones в студии: Стивен Карпентер (Stephen Carpenter)

Deftones в студии: Стивен Карпентер (Stephen Carpenter)

— Как сейчас дела у Чи Ченга?

— Я видел его в позапрошлые выходные — он выглядит намного лучше. C момента аварии прошло почти полтора года, так что прогресс в его лечении есть. Он по-прежнему в полубессознательном состоянии. Открывает свои глаза и смотрит на вас, но все еще не общается. За ним следит специалист, приехавший с Восточного побережья, который знает некую экспериментальную медицину и пытается пробудить его к жизни. Вроде бы этот доктор в 85 процентах случаев вызволяет людей из подобных состояний. Мы просто все пытаемся быть оптимистичными настолько, насколько это возможно. Надеюсь, я смогу снова беседовать с Чи, он — один из моих самых лучших друзей. Я скучаю по нему.

Оставьте свой коментарий!

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.