Deftones.Ru представляет: большой выбор футболок и сувениров группы Deftones от нашего сайта. Выбирайте на свой вкус!


Сержио Вега: новый альбом Deftones, фестиваль «Big Day Out» и «Eros»

Незадолго до выступления на «Big Day Out» бас-гитарист Deftones Сержио Вега (Sergio Vega) откровенничает с Дэвидом Сваном (David Swan) по поводу очередных музыкальных сессий группы и по поводу того, увидит ли когда-нибудь свет давно отложенный в сторону альбом «Eros».

Сержио Вега (Sergio Vega)

Сержио Вега (Sergio Vega)

Лучшую часть последних 20 лет группа Deftones провела в специфической нише, которую вырезала для себя в альтернативном металле. Песни группы пыхтят и пылают бок о бок с пышным дрим-попом, создающим определенную атмосферу, и душераздирающими криками вокалиста Чино Морено (Chino Moreno), нисходящими до шепота без какого-либо предварительного предупреждения. Альбомы Deftones снова и снова бросали вызов ожиданиям, так что единственным безопасным предположением осталось только предположение о том, что каждая новая работа разобьет границы, установленные предыдущим альбомом.

Когда басист группы Чи Ченг (Chi Cheng) трагически впал в кому в 2008 году после автомобильной аварии, в которой его автомобиль перевернулся три раза, группе Deftones пришлось принять трудное решение о том, будут ли они продолжать работу дальше. После периода самоанализа они привлекли к участию Сержио Вегу (Sergio Vega), который был одним из основателей влиятельной пост-хардкорной группы Quicksand в 1990 году и ранее уже играл с Deftones, когда в 1998 году заменял Чи Ченга, повредившего ногу. В конечном итоге группа отложила в сторону «Eros» — «сверхъестественный, неортодоксальный» и практически завершенный альбом, в котором играл Чи Ченг, и приступила к совершенно новым музыкальным сессиям с Вегой чтобы в конечном итоге выпустить в 2010 году альбом «Diamond Eyes», тепло принятый критиками. Его успех они продолжили выпуском в ноябре 2012 года альбома «Koi No Yokan» — всего за шесть месяцев до того, как Чи Ченг умрет от сердечной недостаточности спустя четыре с половиной года после трагического инцидента.

Deftones — одни из тех, кто в самую последнюю минуту заменила группу Blur на фестивале «Big Day Out». И когда я поймал Сержио Вегу, он сказал мне, несмотря на их буйные два последних года, что группа с нетерпением ждет возвращения в Австралию перед тем, как в конце этого года возьмет время для отдыха (и возможно, для записи).

— Как прошла ваша встреча Нового года, были приняты какие-нибудь решения?

(Смеется). Нет, в действительности не было никаких решений. Хотя мы хорошо провели время. У меня есть кое-какие родственники, которые живут в горах в штате Массачусетс, в Западном Массачусетсе, так что они там довольно высоко, и там много-много снега и было очень холодно. И у меня также есть родственники в Пуэрто-Рико, и они скачут между этими двумя местами, так что мы проводим много времени в FaceTime, смотря на резкие различия в температуре и наших жизнях. Это было весело.

— Давайте поговорим о «Big Day Out». Каковы были ваши ощущения по поводу того, что вы вышли на замену Blur, и как это получилось?

— Все просто поговорили и вроде как сошлись на общем мнении. То, как такая ситуация случилась — это было очень просто сделать, независимо от того, были ли мы чьей-то заменой или нет. Мы все были в то время вроде как свободны, поскольку ожидали, что отойдем от работы, так что мы вроде как знали, что нам придется по большей части сидеть без дела. Так что это просто имело смысл. Все это случилось в один день, где-то рядом с Днем благодарения. Мы только что отыграли наш последний концерт в году и собирались отойти от работы на парочку месяцев — мы по-настоящему не делали этого с тех самых пор, как я присоединился к группе.

— Ваши интересы сталкиваются с интересами Pearl Jam и Snoop Dog на некоторых концертах в этом турне. Это вызывает досаду?

— Нет, такова природа зверя. Я не ощущаю тут никакой соревновательности. Вы приходите на фестиваль, чтобы хорошо провести время. Люди приходят сюда, чтобы  посмотреть на всех тех, кто им интересен, слоняются туда-сюда и делают что хотят. Так что для меня тут нет никакой досады. На самом деле все сводится к тому, чтобы хорошо провести время и делать то, что тебе хочется. Я не думаю, что долг наших фанатов — стоять здесь и смотреть на нас, они просто должны смотреть выступления тех, кто им интересен. Я бы так и делал (смеется).

«Eros» — это то, что есть, и поистине события, связанные с ним, сделали его чем-то мифическим.

— На ваших концертах в рамках фестиваля вас, кажется, слегка уводит в сторону песен с первых альбомов, таких как «7 Words» и «Root», которым сейчас уже по 20 лет. Настанет ли когда-нибудь время, когда вы избавитесь от этих песен, учитывая тот факт, насколько они отличаются от того, в каком направлении вы сейчас работаете, или для них всегда найдется место?

— Да, всегда есть парочка таких песен, в зависимости от продолжительности нашего выступления. Мы всегда исполняем примерно три песни с первого альбома, а также много нового материала с двух последних альбомов, а затем исполняем смесь из других песен. Мы стараемся охватить все, и это происходит в основном по той причине, что нам просто нравится развлекаться и нравится иметь возможность вытаскивать на свет те старые вещицы, мы этим наслаждаемся. А вот что в этих старых песнях здорово, так это то, что группа с тех пор перетерпела много изменений, но это также очень здорово, что есть возможность опираться на те песни и просто иметь к ним отношение.

— Очевидно, Deftones выпустили уже довольно много материала к тому моменту, как вы присоединились к группе. Есть ли у Deftones какая-нибудь песня, которая вам не нравится?

(Смеется). Вы знаете, это смешно, потому что, как я думаю, когда вы исполняете песню — это совершенно не похоже на то, когда вы ее слушаете, ведь в конечном итоге вы связаны с ней абсолютно иначе. Вы теряете объективность. Были более мне знакомые песни, когда я примкнул к ним, и были некоторые песни, которые мне действительно пришлось учить. Я имею в виду, у меня были все их записи, и я раньше выступал с группой несколько раз, но да, объективности тут нет вообще. Мне действительно нравятся парни, помимо этого, мне действительно нравится эта музыка, потому что мне нравятся эти люди. Я никогда не критиковал музыку моих друзей. Кроме того, играть — это довольно весело, прикольно.

Я вообще не слишком критически отношусь к музыке. Я слушаю ее, и есть вещи, на которые я обращаю внимание, и есть вещи, к которым меня тянет, но я ценю все это. Во всем присутствует какое-то мастерство и во всем есть что-то, что можно взять для себя. Я стараюсь не быть слишком субъективным, я просто развиваю идеи. И вот что клевое есть в том, чтобы исполнять материал, к написанию которого я не был причастен — это то, что я учусь различным методам, различным подходам к тому, как писать музыку, и это совсем не похоже на то, что происходит обычно. Обычно в проекте, в котором принимаю участие, я присутствую с самого его начала, с момента создания. А здесь все совершенно иначе, и это здорово.

— Должно быть, группа реально попала в трудную жизненную ситуацию в связи тем, что Чи оказался в коме. Как вы лично и группа в целом справляетесь с этим?

— Я думаю, тут все работает так же, как и в любой другой сфере жизни: это тяжело, и вы имеете с этим дело, и вы должны заниматься тем, чем вы занимаетесь, и это в какой-то мере вынуждает вас говорить о вашей жизни, прожитых днях и прочем. Поскольку каждый из группы очень сильно связан с этим событием, вы не можете просто так взять и перестать думать об этом, потому что каждый раз, когда вы говорите о прожитом или о воспоминаниях, они всегда будут в этих воспоминаниях все вместе, и он всегда будет частью всего этого. Вы просто имеете с этим дело, уживаетесь и получаете весь спектр эмоций. Каждый придерживается равновесия в группе. Просто как и с любым другим человеком. Вы имеете с этим дело, и это тяжело, потом вы начинаете тянуться к хорошим вещам и просто оглядываетесь вокруг, и оказывается, что все по-прежнему идет своим чередом. Просто это никогда не останавливается. Вот что происходит, когда есть люди, которых вы любите в своей жизни, и они всегда остаются частью вашей жизни, все время в ваших мыслях.

— А есть какие-нибудь новости по поводу выпуска «Eros»? Вы обсуждали это в последнее время?

— Нет, мы на самом деле не из тех, кто с большим вниманием оглядывается назад. Нас больше заботит то, что будет впереди. «Eros» — это то, что есть, и поистине события, связанные с ним, сделали его чем-то, в некотором смысле, мифическим. Такими же стали и те сессии. Но на самом деле в нашей обыденной, повседневной жизни мы придерживаемся правила «ок, что дальше, как мы сможем двигаться вперед, я заполучил этого нового человека» и все такое прочее.

— Вы уже начали писать следующий альбом?

— Ну, на самом деле не в организованном порядке. Каждый (в группе) является плодовитым и каждый много чего делает, а большинство из нас что-то предпринимает с людьми не из нашей группы, так что всегда что-то есть. Мы делимся друг с другом, это происходит постоянно. Это наш бизнес, и это наше хобби, и это еще одна причина, почему мне нравится играть с этим парнями — потому что даже когда они не делают музыку, они все равно делают музыку (смеется). Мы делимся этим друг с другом непосредственно или же мы оцениваем работу каждого онлайн, и в редких случаях мы можем отсылать друг другу сообщения типа «Вот рифф» или что-то там еще. Но когда мы собираемся все вместе, то приходим к договоренности, каким образом будем записывать все вещи. Все происходит в какой-то мере быстро, мы документируем все это, и у группы есть действительно хорошо проработанный рабочий процесс.


У Deftones нет ни одной песни, написанной одним-единственным человеком.

— Вы полагаете, это может произойти в этом году?

— Ага, возможно, не в смысле всех тех вещей, о которых мы говорили, но если будет время и мы будем неподалеку друг от друга и соберемся вместе, то нет никаких причин не делать это.

— Возникает ли когда-либо драматизм в отношениях между людьми, придерживающими «хорошие» песни для сайд-проектов, а не для Deftones?

— Нет, мы таким способом не пишем песни. У людей есть дополнительные места, чтобы писать песни для себя, но Deftones пишут песни все вместе. Так что что нет никакого страха перед тем, что кто-то предпринимает что-то где-то в другом месте, потому что у Deftones нет ни одной песни, написанной одним-единственным человеком.

— Выходит, вы пишете музыку, сидя все в одной комнате?

— Да, это на самом деле здорово. И все мы просто в большом нетерпении от желания услышать то, чем занимается каждый из нас. Здесь все очень благосклонны и нет никакой-такой ревности или правил, потому что мы ощущаем себя объединенными и мы делаем это реальностью, и это действительно здорово. И еще здорово слышать, как стиль твоего друга смешивается с другими людьми, и это заставляет в конечном итоге звучать все по-другому. Так что на самом деле не беспокоимся по этому поводу.

— Что в настоящее время происходит с группой Quicksand?

— Мы провели кое-какие гастроли, отыграли кое-какие концерты тут и там, приняли участие в порядочном количестве фестивалей. Все это случилось во время, когда шла работа над альбомом «Koi No Yokan», и парни из Deftones очень нам помогли. Они помогли нам провернуть все это и были действительно очень рады, оказывали поддержку и помогли оживить этот проект. Это было приятно. Это отчасти показывает, возвращаясь к тому, о чем вы говорили ранее, что они действительно помогли создать возможность для реформирования группы Quicksand. Так что, по существу, для нас это было здорово. Я живу в Нью-Йорке и большая часть парней из Quicksand живут в Нью-Йорке, так что когда мы недалеко друг от друга, то тусуемся и импровизируем, а затем, когда отыскиваются концерты и у нас появляется возможность, то мы просто делаем это. И потом, это еще один проект, где каждый делает что-то с тем же успехом. Мы не должны слишком много думать об этом, мы просто наслаждаемся.

— Прошло много времени между тем, как вы были в группе Quicksand и как вы присоединились к Deftones, может быть лет 10. Чем вы занимались все эти 10 лет? Я знаю, что у вас вышел сольный EP, но что еще?

— Я был ди-джеем на вечеринках, устраивал вечеринки в Нью-Йорке. Я также принимал участие в одном проекте, где играл на вечеринках, которые проводил с Крисом Трейнором (Chris Traynor) из группы Bush и его женой. У нас была команда, и мы просто играли и устраивали вечеринки по всему Нью-Йорку.

Перевод — Алексей Агафонов.

 

DefRecommendations

  • Мерчендайз Deftones

А вам есть что сказать?

Ваш комментарий не будет размещен на сайте Deftones.Ru или будет впоследствии удален, если:

  • ваш комментарий не по теме обсуждаемой новости
  • ваш комментарий оскорбляет участников обсуждаемой новости или других комментаторов
  • нажимая на кнопку "Отправить комментарий", вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Для связи с администрацией сайта используйте специальную форму.