Deftones.Ru представляет: большой выбор футболок и сувениров группы Deftones от нашего сайта. Выбирайте на свой вкус!


Фрэнк Делгадо: «Множество людей выросло вместе с нами...»

Автор сайта drownedinsound.com Майк Дайвер (Mike Diver) встретился с участниками группы Deftones — клавишником и ди-джеем Фрэнком Делгадо (Frank Delgado) и бас-гитаристом Сержио Вегой (Sergio Vega) — незадолго до их хэдлайнового шоу в лондонском Shepherd’s Bush Empire, все билеты на которое были распроданы. Оба присоединились к группе, образованной в 1988 году, в поворотные для неё моменты: Делгадо (который достал охлаждённое пиво, как только мы расселись) — когда группа из Калифорнии выбрала экспериментальное направление для своего высоко оценённого альбома «White Pony» 2000-го года, а Вега — когда стало ясно, что басист Чи Ченг не скоро оправится после автомобильной аварии, случившейся с ним в 2008-м году. Они оба в хорошем настроении, так как их группа опускает занавес в представлении, устроенном для презентации их прекрасного, шестого по счёту лонгплея «Diamond Eyes», выпущенного с большим успехом в мае 2010 года. Барабанщик Эйб Каннингам (Abe Cunningham) бегает между гримёрками, улыбка не сходит с его лица — он явно с нетерпением ждёт сегодняшнего представления, а мы взяли пять минут для обсуждения вклада этих двух парней в группу Deftones, благодаря которым она стала такой, какой мы знаем её сегодня.

Фрэнк Делгадо (Frank Delgado) и Сержио Вега (Sergio Vega)

Фрэнк Делгадо (Frank Delgado) и Сержио Вега (Sergio Vega)

— В Америке производится столько хорошего пива, а ты выбрал это?

Фрэнк: Ну, я только начал пить пиво...

— Тогда, я полагаю, это хорошее начало, у него ведь нет никакого вкуса.

Фрэнк: Знаю, знаю, на вкус оно как моча. Хочешь бутылочку?

— Нет-нет, вот уж спасибо. Я хочу спросить вас, джентльмены, о временах, когда каждый из вас присоединился к группе — оба эти момента были очень важными этапами для развития и прогресса Deftones. Фрэнк, я знаю, что ты был приглашён в группу раньше, но «полноправным» участником ты стал, когда группа записывала альбом «White Pony», верно?

Фрэнк: Да, верно. И Сержио, конечно же, тоже играл с ними раньше.

— Да, я знаю, это было во время тура в поддержку альбома «Around the Fur», так?

Сержио Вега:
...Когда мне позвонили в этот раз... это было ужасно, потому что тогда я впервые услышал о том, что произошло с Чи. Было очень плохо — но вместе с тем я почувствовал гордость, потому что они позвонили мне... Ситуация была ужасающей, так что мне, конечно же, хотелось помочь. У нас всё идёт так — чего бы эти парни ни хотели, я пытался реализовать это.

Сержио: Да, в 1999-м году, когда Чи не мог играть. А теперь я снова пришёл по причине того, что произошло с ним.

— Кто-нибудь из вас помнит тот «звоночек» — тот момент, когда вы по-настоящему стали участниками группы?

Фрэнк: Я вроде бы помню. Но мы с этими ребятами прошли долгий путь. Я переехал в Сакраменто из Лос-Анджелеса, последовал туда за своей девушкой. Я познакомился с Чино спустя нескольких недель после переезда, и мы отлично поладили. Мы стали много зависать вместе, и он пригласил меня на их репетиционную базу после того, как встретил меня в клубе, в котором я был ди-джеем. В общем, я принёс туда свои инструменты, и мы начали джемовать, я в основном обыгрывал звуковое пространство и бас-линию... Вот так это и началось. Потом они подписали контракт на запись альбома и пригласили меня поучаствовать в создании пары песен на «Around the Fur». Я закончил свои партии и после этого они сказали: «Бросай свою работу и отправляйся в дорогу вместе с нами». Я обсудил это с моей девушкой — теперь уже моей женой — и она сказала мне отправляться и не оглядываться. Все мы были связаны и хотели делать эту действительно крутую музыку. Мы играли в каждой зачуханной дыре во время тура в поддержку «Aroud the Fur», но мы только закладывали фундамент. Так что, когда начался тур в поддержку «White Pony», мы все знали, что хотим чего-то другого. Мы чувствовали себя так, как будто для нас есть окно к созданию чего-то нового, и мне на самом деле хотелось, чтобы я смог привнести в группу что-то такое, что не выглядело бы как дерьмовый скрэтчинг ди-джея на фоне рок-группы.

— И в то время было несколько таких примеров. Конечно же, не будем называть имён.

Фрэнк: Верно. То, что они делали, музыка, которую они писали... это было не для нас. У нас не было оснований для такой «халтуры». Со своей стороны я должен был прояснить, каким образом, не имея возможности играть на музыкальном инструменте, проявлять себя в песне. Так что я играл с использованием педалей Стивена, и я понял, как получать и подавать, изменять и играть мелодию. И это было ещё до того, как у групп появился доступ к такого рода технологиям, как сейчас. Таким образом, в песне «Change (In the House of Flies)» я ещё решал, что можно сделать, как использовать в ней всякую свою фигню — и по мере того, как технологии развивались, у меня появилась возможность интегрироваться в музыку всё больше и больше.

— И вот, вышел альбом «Diamond Eyes». Я думаю, технология уже достигла той точки, когда ты можешь сделать почти всё, что угодно?

Фрэнк: Безусловно, и я могу делать это, не надрывая спину. Сейчас я могу делать всё на своём компьютере. Но я сделал много сэмплов со Стивеном, а потом обработал их. Я использовал Ableton с самого появления этой программы — и для меня это то, что надо. Но вернёмся ко времени создания «White Pony» — люди ожидали от нас движения в определённом направлении, поэтому мы пошли другим путём. Мы доверяли нашим инстинктам и всегда верили в себя. И мы благодарны за открытость в группе. На «White Pony» у нас есть по-настоящему агрессивные песни и по-настоящему спокойные, и я думаю, мы потихоньку соединяем эти крайности в одной песне. Мы так же продолжаем учиться.

— Сержио, когда группа двигалась от «Around the Fur» к «White Pony», ты наблюдал за ними в качестве фаната?

Сержио: Что ж, это было примерно тогда, когда я замещал Чи. Мы познакомились во время первого Warped Tour, когда я играл в группе Quicksand. Кто-то посоветовал мне заценить этих парней, я так и сделал, и они оказались классными, а потом я встретился с ними и они были свойскими ребятами. Потом, в 1999-м году, я замещал Чи в течение месяца, и что в этом было особенного, так это то, какими энергичными все были в группе. Шоу были отличными, и все выглядели такими преданными идее. Было действительно круто стать частью этого. А потом, когда мне позвонили в этот раз... это было ужасно, потому что тогда я впервые услышал о том, что произошло с Чи. То есть на этом уровне было стрёмно. Было очень плохо — но вместе с тем я почувствовал гордость, потому что они позвонили мне.

— И было ли важным для тебя привнести в группу что-то особенное вместо того, чтобы влезать в ботинки Чи, то есть не становиться «заменой», а быть особым участником группы?

Сержио: Ну, по-моему, в первую очередь нужно было быть другом. Участники группы для меня всегда были именно друзьями.

Фрэнк: После аварии, в которую попал Чи, мы на самом деле не знали, что когда-нибудь запишем новый альбом. Но у нас должно было быть это шоу, и по мере приближения даты его проведения, мы всё больше склонялись к мысли об участии, нежели о его отмене. Поэтому мы собрались вместе и обсудили, что нам делать дальше, и тогда я уже знал, кого хочу пригласить. И мы все согласились. Так что Сержио пришёл увидеться с нами, и по ощущениям всё было очень хорошо. Мы написали одну песню с половиной той ночью — «Royal» с альбома была написана тогда.

Сержио: И часть «Prince» тоже.

Фрэнк Делгадо:
Мы рискуем, делая материал, который нравится нам, и это стоит того. Может, это звучит эгоистично, но мы действительно делаем музыку, которая нравится именно нам и которая стоит выше той музыки, за которую нас, возможно, давным-давно полюбили фанаты.

Фрэнк: В общем, мы поняли — мы можем сделать больше, чем просто одно это шоу. Мы не говорили о возможности сделать что-то большее, пока он не появился, но, в конце концов, мы знали, что он удивительный. Он пришёл снова, чтобы попрактиковаться для шоу, и в течение недели нашего пребывания в Лос-Анджелесе мы написали то, что в итоге стало альбомом «Diamond Eyes». Это могло ничем не закончиться, но песни рождались каждый день. Два месяца спустя всё было готово. Это было хорошее чувство, и мы были в новом творческом пространстве. Это дало совершенно новый толчок энергии. И мы просто продолжаем двигаться с того дня, когда Сержио впервые появился у нас.

— Трудным ли решением для тебя, Сержио, было присоединение к группе на полный рабочий день? Это ведь означало проведение большого количества времени вдали от друзей и семьи — с этими парнями...

Сержио: Ну, я работал так раньше — и с другими группами, и с ними, и я знал из предыдущей работы с ними, что они прекрасные люди. Так что в этом отношении не было проблем. Но мне действительно нужно было разобраться с домашними делами. Дома я был ди-джеем и играл на многих вечеринках, поэтому с точки зрения работы мало что удерживало меня там. Но действительно надо было разобраться с некоторыми вопросами, связанными с семьёй. Обстоятельства складывались так, что решение, в общем-то, было простым — как я и сказал, для меня это было честью — быть приглашённым к ним. И ситуация была ужасающей, так что мне, конечно же, хотелось помочь. У нас всё идёт так — чего бы эти парни ни хотели, я пытался реализовать это.

Фрэнк: Мы понятия не имели, что будет, если он ответит «да». Мы знали, чем он занимается, так как видели его в качестве ди-джея тут и там. Но мы не знали, захочет ли он снова отправиться в дорогу. Может, он не хотел играть на басу или даже просто не хотел быть в группе? Все эти вопросы крутились вокруг, но все мы знали, что хотим, чтобы он присоединился к нам. Мы так хорошо поладили тогда, в 1999 — на самом деле тогда была отличная вечеринка. Мы тогда выступали на разогреве у Black Sabbath

— То есть никакого давления на Сержио...

Сержио: Ха-ха, у меня было примерно полтора дня на то, чтобы разучить партии...

Фрэнк: Но он был солдатом. И мы завершили этот тур.

Сержио: Я и раньше был в группах, но я никогда не был в такой группе, как эта. Также и разучивание чьих-то чужих партий было совершенно новым для меня. И исполнение этих песен... Для меня игра вживую — это удовольствие. Это удивительно, когда все играют по-настоящему хорошо.

— Такое ощущение, что это конец цикла «Diamond Eyes» — альбом вышел аж в мае 2010 года. Учитывая проблемы, с которыми столкнулась группа, и возможность того, что новый лонгплей мог бы и не появиться, его успех, должно быть, превзошёл все ожидания?

Фрэнк: Ну, как только мы закончили работу над альбомом, я знал — мы все знали — он действительно хорош, и мы не могли дождаться его выхода в свет. По ощущениям было очень хорошо работать над ним, понимаешь? Мы рискуем, делая материал, который нравится нам, и это стоит того. Может, это звучит эгоистично, но мы действительно делаем музыку, которая нравится именно нам и которая стоит выше той музыки, за которую нас, возможно, давным-давно полюбили фанаты.

— И почему же дела обстоят так, что люди, однажды, в 1995-м, заценившие «Adrenaline», по-прежнему следуют за группой? Такое ведь не со всеми случается.

Фрэнк: По-моему, множество людей выросло вместе с нами. У них появились первые подружки, они пережили многие события, о которых мы пишем, может быть, развод или что-то такое. Они находят песню, которая им подходит, в которой говорится именно об их ситуации. Некоторые люди перерастают это и идут дальше — но как только ты доходишь до определённого возраста, когда понимаешь, что испытал уже так много, ты осознаёшь, что вся музыка, которую ты когда-либо любил, имеет своё место в твоей жизни. И я думаю, что те люди, которые были с нами всё это время, осознают, что мы рискуем этим. Думаю, это общий знаменатель всех наших альбомов. По-моему, они с нами по этой причине, и это круто.

«Diamond Eyes» сейчас в продаже, а два альбома «Adrenalline» и «Around the Fur» были переизданы на виниле ранее в этом году. Можете посмотреть 15-минутное видео с фестиваля Reading 2011 года на BBC и песню «Back to School» с этого шоу.

Перевод — Юлия Войцеховская (специально для Deftones.Ru). Фото by kayojayo.

 

DefRecommendations

  • Мерчендайз Deftones

4 комментария к материалу “Фрэнк Делгадо: «Множество людей выросло вместе с нами...»”

  1. Спасибо.

    Всегда очень интересно узнать что-то новое о истории группы.

    Здесь тоже упоминается что группа основана в 1988 (в некоторых источниках я встречал информацию что в 1989).

    Если в 88 то получается забавное совпадение — я родился в 88, 20 июня (как Чино).

  2. Насчет даты образования — это вопрос довольно туманный сейчас. Одни участники могут говорить о 88-м, другие о 89-м. Это смотря что считать началом образования, да и банально подзабыть могли что-то.

  3. Алекс, как будто ты не в курсе: даже на официальном мерче — на шапках, которые у вас через сайт продаются, написано Deftones Since 1988.

  4. Опс, действительно, мой прокол 🙂 Ну, столько информации о Deftones, сколько у меня в голове накопилось за 11 лет работой над сайтом и переводами разных материалов, нет ни у кого, я полагаю, так что не мудрено что-то и подзабыть. И все же то, что на мерче напечатано — это не показатель.

А вам есть что сказать?

Ваш комментарий не будет размещен на сайте Deftones.Ru или будет впоследствии удален, если:

  • ваш комментарий не по теме обсуждаемой новости
  • ваш комментарий оскорбляет участников обсуждаемой новости или других комментаторов
  • нажимая на кнопку "Отправить комментарий", вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Для связи с администрацией сайта используйте специальную форму.