Deftones.Ru представляет: большой выбор футболок и сувениров группы Deftones от нашего сайта. Выбирайте на свой вкус!


Бриллиант в короне Deftones

«Diamond Eyes» — это успех на волне позитива, несмотря ни на что. Журнал «Rock Sound» отправился в Лос-Анджелес, чтобы узнать всю историю этого успеха...

Чино Морено

Чино Морено

Что-то случилось. Это безупречный день в Лос-Анджелесе: даже смог взял выходной. Можно посидеть и расслабиться вместе с парнями из Deftones, которые заняли свой укромный уголок в одном из самых известных отелей Голливуда, потому что они хотят поговорить о своём новом альбоме. Над виллой веет лёгкий бриз и только что подошли люди из обслуживания номеров, чтобы принести такую еду, для покупки которой нам самим пришлось бы продать почку. Все непринуждённо болтают — фронтмен Чино Морено спрашивает, что мы думаем об альбоме «Diamond Eyes», гитарист Стивен Карпентер отдыхает на балконе — он так расслабился, что потребовалось бы поднести зеркало к его носу, чтобы определить, жив ли он. На лице Эйба Каннингама — парня, вероятно, ответственного за известный каждому стереотип о «весёлом, приветливом барабанщике» — улыбка, показывающая его желание убедиться в том, что нам комфортно.

«Эй, чувак, тебе хорошо? Перекуси чего-нибудь, или возьми бутылку воды, как любой другой заботящийся о своём здоровье ублюдок в этом городе».

Эйб Каннингам

Эйб Каннингам

Эйб, эта бутылка воды стоит 14 баксов. Если её открыть, вашему лейблу придётся за неё заплатить, и они вычтут эти деньги из бюджета, выделенного на вашу группу, и вам придётся продать ещё пять или шесть альбомов, чтобы рассчитаться за неё.

«Ай, чувак, не будет никаких чёртовых проблем...» — его лицо на секунду становится отрешённым — у него в голове сейчас математика. А потом опять эта улыбка...

«Да ладно, чувак, забей — меня это не волнует!» — он смеётся, хлопая нас по спине.

В его мире всё хорошо; только его одного в этом номере (извините, на вилле) не заботит, продадут они эти дополнительные пять или шесть альбомов или нет. Что случилось, так это то, что ничего не случилось. Deftones возвращаются. Они сильны, уверены в себе и готовы убивать. Их вера железна, потому что у них на очереди поразительно хороший альбом вместо призрака прошлого, нависшего над ними.

Стивен Карпентер

Стивен Карпентер

«Музыка — это причина, по которой мы здесь делаем то, что делаем», — говорит Чино. — «Мы были в тени других событий в последнее время, но мы возвращаемся к музыке».

Ну так какого чёрта? Ещё до разговоров о басисте Чи Ченге два последних альбома Deftones пробирались сквозь туманную завесу слухов, которые описывали положение группы избитой фразой «группа-на-грани-распада», рисовавшей горы наркотиков, увеличение расходов на запись до миллионов и плохие личные взаимоотношения. И это зашло так далеко, что когда они объявили о записи альбома, получившего впоследствии название «Eros», посреди этого балагана стало чувствоваться облегчение. Они дали всей музыке ещё один шанс.

Сержио Вега

Сержио Вега

«Я чувствую себя очень хорошо, чувак», — улыбается Каннингам. — «Все расслабились и все дружелюбны и счастливы. Нам действительно нравится то, что мы делаем опять».

«Было время, когда не все были... здоровы... и это было просто охренеть как мучительно», — продолжает барабанщик. — «Теперь мы делаем то, о чем я мечтаю, и я просто безумно доволен. Я был уже здесь, но тогда был чертовски загружен и плохо обращался с собой. Я не говорю, что мы ангелы, но быть здоровым, иметь эту новую перспективу, это прекрасно».

Перспектива, о которой он говорит, открылась после выхода в 2006-м году альбома «Saturday Night Wrist». Мир Deftones перевернулся с ног на голову. Они засели в студию в апреле 2008-го года вместе с продюсером Терри Дэйтом (Limp Bizkit, Incubus) и закончили свой шестой альбом. Они назвали его «Eros», а дальше как обычно — рассказывали прессе о том, как они были счастливы записать этот альбом, работали над дизайном и представляли всё это фанатам в он-лайне. Однако, 4 ноября Чи попал в ужасную автокатастрофу, после которой он до сих пор не оправился (на момент написания статьи он находится в состоянии минимального сознания, и это все же не кома), и на следующие несколько месяцев Чинно Морено, Эйб Каннингам, Стивен Карпентер и клавишник Фрэнк Делгадо скрылись от посторонних глаз, а потом снова появились в феврале 2009 года, чтобы объявить о том, что бывший участник Quicksand, басист Сержио Вега, заполнит левую половину сцены, дабы «корабль оставался на плаву». Он уже делал это в 1999 году, когда Чи Ченг на время покинул группу. В июне группа рассказала общественности, что альбом «Eros» был отложен в долгий ящик (который будет открыт позже; «Мы ждём Чи», — поясняет Каннингам) и что они работают над чем-то совершенно другим. Позже тем же летом группа отыграла свои первые европейские концерты с Сержио Вегой, включая фестивали Reading и Leeds, во время которых они представили песню под названием «Rocket Skates». Затем они отправились в студию вместе с Ником Раскулинешем (Foo Fighters, Trivium) и вышли оттуда со своим седьмым альбомом «Diamond Eyes». Просто, не так ли?

Фрэнк Делгадо

Фрэнк Делгадо

В целом история содержит, на удивление, гораздо больше счастливых случайностей, чем вы могли ожидать.

«Мы начали играть ещё до того, как присоединился Сержио, я просто хотел играть», — говорит Морено. — «В тот момент, когда это произошло с Чи, мы находились в студии, записывали материал к альбому „Eros“, но вместе мы играли не так много. Нам всем недоставало друг друга. Мы не раздумывали о том, что нам нужно искать бас-гитариста, — Сержио был тем чуваком, которому мы позвонили и спросили: „Хочешь приехать, поджемовать с нами?“».

«Он переехал сюда на пару месяцев, и мы провели какое-то время на репетиционной базе. В то же время я общался с Ником и он был заинтересован в сотрудничестве с нами. Когда Сержио пришел, всё встало на свои места, и в тот момент всё шло хорошо».

«В списке было множество имен», — продолжает Каннингам. — «Нашему менеджменту было не занимать воображения, так сказать, но только один человек всегда был у нас в голове — и это был он. Это довольно забавно, потому что с нами мог быть... басист из Pink Floyd Роджер Уотерс!».

«Eros» — это «таинственный, футуристический» затерянный альбом

Где-то в Калифорнии есть один жесткий диск, и на этом жестком диске имеется «Eros». Это во всех смыслах завершенный альбом: у него есть обложка, все песни расставлены в правильном порядке, и его создатели действительно очень гордятся этой работой. Единственная проблема заключается в том, что ни один человек за пределами тесного круга Deftones не услышит его, пока Чи Ченг не выздоровеет. Но на что же похоже его звучание?

«Мы к тому времени уже так устали прислушиваться к мнению нашего звукозаписывающего лейбла о том, какую (какого типа) запись мы должны сделать, что просто пошли в студию и сделали нечто чуть-чуть таинственное, удивительное», — вспоминает Морено. — «Я по-прежнему думаю, что его звучание слегка футуристично, и если мы выпустим его в будущем, он очень здорово придется к месту. Я думаю, что на всех наших записях мы пытаемся и создаем что-то такое, что пусть маленько, но отличается от наших предыдущих работ. Каждая наша пластинка всегда имеет отпечаток времени и места».

Номер (извините, вилла) взрывается от смеха.

С Вегой дела пошли хорошо — к концу второго дня музицирования у них уже были скелеты двух песен, «Prince» и «Royal», и они обе вошли в окончательный вариант альбома — и когда они вошли в свою студию в городе Бербанк, штат Калифорния, вместе с Ником Раскулинешем, они смогли сфокусироваться и спокойно работать, что было удивительно для всех участников. Они установили рабочие часы с 13:00 до 20:00 шесть дней в неделю, таким образом, у них оставалось время утром и вечером, чтобы «чувствовать себя человеком», как говорит Каннингам. Это поломало их обычную привычку работать с ночи до рассвета. Deftones впервые за время своего существования работали в таком режиме вместе с продюсером, записывающим музыкальные идеи, как только они начинали витать в воздухе.

«Ник держал нас собранными, вместо того чтобы просто оставить нас такими, какими мы были», — объясняет Карпентер. — «У нас не было недостатка идей, но были проблемы с собранностью. Чтобы собрать нас вместе для работы над песней, хорошо сделать ее, нужно было много времени. А Ник превратил это в развлечение».

Есть одна мысль, на которую наводят Deftones. Это мысль о том, что альбомы, которые сделали в прошлом, как бы являются фотоснимками того места и того времени. Однако, из-за лёгкости, с которой идеи прошли путь от зачатия до увековечивания в песне, можно ли сказать, что «Diamond Eyes» — это наиболее точный фотоснимок, который им удалось сделать до сих пор? Каннингам думает, что так и есть.

«Все эти вещи, которые произошли, я бы не сказал, что они повергли нас в уныние, они просто оставили нас с колоссальным зачином. Мы братья, мы лучшие друзья. И это тому повторное подтверждение. Жизнь очень коротка и, к счастью, мы можем начать с этого чистого листа и двигаться дальше».

Люди ожидают от нас что мы будем говорить о Чи чаще, но это дело семьи. Это личное.
— Чино Морено

Конечно, серьезной проблемой, которой обеспокоены все и о которой сложно говорить, является Чи Ченг. Когда «Rock Sound» разговаривали с группой, было сложно привыкнуть к самой мысли о том, чтобы сделать интервью без него, и хотя он не участвовал в создании альбома, его имя упоминалось снова и снова — иногда нами, иногда группой. Со времени сообщения об автокатастрофе было много публичных высказываний — от других групп, фанатов, членов семьи — посвященных Ченгу. Deftones никогда не были группой, выставляющей свои эмоции напоказ (от Чино вы не увидите никаких страдальческих твитов в 4 утра). Так удивил ли группу огромный наплыв позитива по отношению к их товарищу?

«Нет, совсем нет», — тихо произносит Морено. — «Чи — хороший парень, я предполагал, что все то доброе, что он посеял, вернется к нему. Это как путешествие. Теперь я действительно не могу знать, чего еще ожидать. Просто принимаю то, что происходит».

«Многие люди любят Чи,» — соглашается Каннингам, улыбаясь. — «Он свой парень, он мой лучший друг. Людям любопытно, где он. Он в прекрасном месте, где много любви.»

Но бесконечные вопросы о его здоровье не могут быть легкими?

Я был где-то и видел парня, который выглядел точно как он. Такие мелочи заставляют меня помнить, что это происходит на самом деле.
— Чино Морено

«Люди ожидают от нас, что мы будем говорить об этом больше», — говорит Морено. — «Честно говоря, я считаю, и это только мое мнение, что это дело его и его семьи... от состояния его здоровья до всего остального. Это, вроде... личное. Я не считаю, что могу выступать от имени Чи или его семьи, и не имеет значения, что я его лучший друг. Что сообщать людям — зависит от его семьи».

«Общественные деятели могут делать заявления для прессы, но нужно быть деликатными, меньше всего мы хотим показаться бесчувственными. Мы очень обеспокоены. Как кто-то может предполагать, что мы не обеспокоены? Он был моим лучшим другом с детства, но я частное лицо, я не считаю что мне нужно выносить на показ его положение как тему для разговора. Люди спрашивают меня, и я отвечаю им, что мне известно, потому что я обеспокоен, и понимаю, что люди обеспокоены. Я знаю, люди ожидают от нас, что мы будем говорить об этом больше, но я отсылаю их к веб-сайту. Его мама и сестра с ним 24 часа в сутки, поэтому они знают все, что вы хотите знать».

Это не может быть легко — выполнять все относящиеся к Deftones обязательства без него?

«Это не просто дела группы», — продолжает вокалист, сконцентрировавшись на пустой бутылке из-под воды, избегая встречаться глазами. — «Я был где-то и видел парня, который выглядел точно как он. Такие мелочи заставляют меня помнить, что все это происходит на самом деле. Его нет рядом, я не могу побеседовать с ним. Я скучаю по его голосу. Он здесь, он жив, но иногда это слишком тяжело. То, что мы делаем вместе с группой, поддерживает нас. Фокусирует на будущем и на надежде на лучшее. Вместо того, чтобы просто сидеть под сгустившейся над нами тучей, мы должны думать позитивно. Нужно поступать так в подобных ситуациях».

Из их слов...
Чино Морено (вокал)

— Когда вы снова начали играть вместе, то как вы пришли от простого джемования к тому, чтобы записать альбом?

— Практически каждая песня начинается с того, что кто-то просто играет что-то, например, барабанный бит или гитарный рифф, или басовый запил. Обычно сразу два человека ухватываются за что-нибудь и говорят, что это идея. Часто это хорошие идеи, которые просто дают тебе желание предложить что-то со своей стороны.

— На этой записи чувствуется реальная логичность песен. Можете ли вы охарактеризовать это звучание Deftones?

— Наиболее примечательная вещь — это динамично-дерзкие перегибы, например, от песни «Sextape» до песни «CMND/CTRL», такой острой, рваной и агрессивной. Это различные стороны каждого из нас в отдельности, они придают звучанию естественность.

— Во всём альбоме чувствуется настоящая развязность...

— По-моему в нашей музыке всегда было что-то подобное, что-то вроде грув-ориентированного металл-гитарного звука. Эта запись насыщена развязностью, как вы сказали. Мы слушаем много музыки с басами, мы все любим музыку, у которой есть душа и тянемся к ней. Вот это и повлияло. Мы стараемся держаться в этом направлении.

— Вы определили целую эпоху альтернативной музыки. Как следствие, даже пока вас не было вы не отсутствовали полностью. Вы осознаёте это?

— Да, это здорово, что мы были актуальны в этом плане так долго. Я основал эту группу, когда мне было 15 лет. Сейчас мне 36. Это было чертовски давно. Когда я смотрю на это, я понимаю, как это потрясающе. Я всё ещё могу пересечь океан, и делаю это. Вообще-то лучше этого даже то, что я могу развлекаться, делая это, и делать это с людьми, которые мне нравятся.

И «Diamond Eyes» — позитивный альбом. Трудность в том, что лирика Чино и его образы обычно такие уклончивые и иногда разочаровывающие (когда по отдельности задавали вопрос, почему альбом озаглавлен так, оба — Морено и Делгадо — усмехнулись и ответили: «просто потому, что звучит круто»), что слушатели могут предположить, будто этот альбом о Ченге. Определенно проскальзывают некоторые отрывки в песне «976-EVIL» — «For a thousand days you've been staring away» (Тысячу дней ты смотришь в никуда), или в песне «Risk» повторяется рефрен «I will find a way... I will save your life» (Я найду способ... я спасу тебя), но Морено ничего не подтверждает.

«Я бы не сказал, что какая-нибудь песня не просто о Чи, но о какой-то отдельно взятой вещи или о человеке в частности. Есть то, что вы можете прочесть, и, зная о ситуации, в которой мы находимся, можете услышать, откуда это исходит, но с некоторыми песнями у вас так не получится. Некоторый материал пришел из ниоткуда! Поэтому в текстах я не основывался на ситуации с Ченгом. Слова просто приходили разными путями. В основном лирика просто выдумана».

Но это, пожалуй, первый альбом Deftones, который выходит в мир с конкретной подсказкой, позволяющей понять, что происходит в их жизни. Станут ли люди, знающие об их положении, отрицать некоторое влияние этого?

«Люди попытаются — но будут ли они правы? Не знаю. Когда я снова слушаю альбом или читаю тексты песен, я до сих пор выясняю, что я думал, о ком я думал и почему я сказал так. Вот почему я никогда не навязываю людям это. Почему не дать им просто почувствовать, взглянуть на слово и идею? Если они совпадают с музыкой, то хорошо».

«Этот альбом, на мой взгляд, очень неземной. Он будто отделен от этого места, этого мира, этого времени. Я считаю его действительно вселенским. В нем много образов, которые намекают оставить эту планету, просто убегать и веселиться, и... трахаться на улицах».

Все же отсутствие басиста внесло свою краску в альбом, намеренно или нет.

«По-моему весь альбом о Чи, потому что по-другому и быть не может», — начинает Каннингам.

«Он — причина, по которой существует этот альбом и по которой мы собрались все вместе», — соглашается Вега. — «Он всегда был в обсуждении, он не был закрытой темой. Очень чувствовалось его живое присутствие. Мне было действительно комфортно. Мне казалось, что он там и что он является частью этого. Хотя это не обязательно песни о нём, кажется, что он был погружён в весь процесс».

Deftones сталкиваются с неопределённостью в будущем. У них расписан график мирового тура в поддержку «Diamond Eyes» на ближайшие 12 месяцев или около того, и они явно с нетерпением ждут этого — это настоящая целеустремлённость, которой не было со времён «White Pony». Все прошлые разногласия если не забылись, то сгладились тем, что они начинают, как называет это Каннингам, «весёлые приключения» вследствие гастролей в поддержку этого альбома вместе с Вегой. Но, помимо этого, никто не знает, что случится, хотя одна вещь бесспорна — на их пути много любви.

Читайте также рецензию на «Diamond Eyes» от журнала «Rock Sound», который назвал его альбомом месяца.

За невероятную помощь в переводе этого материала администрация Deftones.Ru выражает огромную благодарность Юлии и Void'у!

 

DefRecommendations

  • Мерчендайз Deftones

2 комментария к материалу “Бриллиант в короне Deftones”

  1. Вроде бы ничего особенного, интересного, сверхъестественного, зато очень достойная альтернатива всем предшествующим обзорам/интервью

    Спасибо!

  2. как-то прохлопал я эту статью, хотя ей уже достаточное количество времени.

    спасибо ребятам! Отлично потрудились!!!

А вам есть что сказать?

Ваш комментарий не будет размещен на сайте Deftones.Ru или будет впоследствии удален, если:

  • ваш комментарий не по теме обсуждаемой новости
  • ваш комментарий оскорбляет участников обсуждаемой новости или других комментаторов
  • нажимая на кнопку "Отправить комментарий", вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Для связи с администрацией сайта используйте специальную форму.